Президент предложил ослабить уголовную ответственность для бизнесменов

Президент предложил ослабить уголовную ответственность для бизнесменов

В июле 2021 года Генеральная прокуратура опубликовала доклад, что за полгода в России на 10% выросло количество экономических преступлений по сравнению с полугодием 2020 года. Как оказалось, это рекорд за последние 6 лет. Рассказываем, по каким статьям судят предпринимателей в России и как этого избежать.

По каким статьям Уголовного кодекса могут осудить предпринимателей

Юристы выделяют несколько экономических статей, по которым бизнесмены чаще всего становятся подозреваемыми или фигурантами уголовных дел:

  • Статья 159 УК РФ. Мошенничество или хищение чужого имущества. Например, предприниматель взял у поставщика партию текстиля для перепродажи. Товар продал, а деньги поставщику не перечислил, и в результате завели уголовное дело.
  • Статья 199 УК РФ. Уклонение от уплаты налогов и сборов. По этой статье попадаются бизнесмены, которые неграмотно применяют схемы по оптимизации налогов, а ФНС обычно приходит за долгами, которые копятся несколько лет. В блоге ПланФакта есть полезная статья о законном снижении налогов.
  • Статья 160 УК РФ. Присвоение чужого имущества или растрата. Бывают случаи, когда предприниматели выигрывают тендеры на поставку какого-нибудь сырья. При этом отгружают меньше положенного или фиктивно завышают цены.
  • Статья 145.1 УК РФ. Невыплата заработной платы. Под эту статью можно попасть, если полностью не выплачивать деньги в течение двух месяцев или платить частично в течение трех месяцев.
  • Статья 171 УК РФ. Незаконное предпринимательство. Например, бар в спальном районе продает алкоголь без лицензии.
  • Статья 172 УК РФ. Незаконная банковская деятельность. Это касается предпринимателей, которые занимаются обналичкой денег.
  • Статья 196 УК РФ. Преднамеренное банкротство. Иногда руководители специально заключают договоры с фиктивными фирмами: отгружают товар, а деньги не получают. Потом банкротят предприятие, чтобы не платить зарплату и налоги, а средства присваивают себе.
  • Статья 291 УК РФ. Дача взятки. Обычно это происходит, когда нужно получить одобрение чиновников или представителей правоохранительных органов.
  • Статья 204 УК РФ. Коммерческий подкуп. Предприниматель занимается логистикой, и нужны подписи под фиктивными путевыми листами. Для этого он дал в пользование ответственного лица внедорожник.

Примеры к статьям взяты из реальной судебной практики в России, то есть предприниматели на самом деле совершают эти нарушения и иногда получают реальные сроки.

Почему возникают уголовные риски в бизнесе

Любое преступление совершают по незнанию или с умыслом. Небольшие предприниматели становятся жертвами незнания или неопытности. Они думают, что все вокруг уходят от налогов или дают взятки. Часто такой подход срабатывает, и они годами работают на грани фола.

Зачастую предприниматели не рассчитывают финансовые показатели, а потом у них нет денег на зарплату сотрудникам, оплату поставок или налогов. В результате работники и контрагенты подают в суд.

Бывают и предприниматели, которые осознанно идут на риск. Но в этом случае у них есть штат юристов или консультантов, которые помогают выстраивать схемы, чтобы правоохранительные органы не докопались до сути махинаций.

Правоохранительные органы обратят внимание на бизнес в трех случаях:

  • Есть жалоба. Например, сотрудники или контрагенты обратились с заявлением о нарушении своих прав.
  • Бизнес попал в поле зрения по другому делу. Нарушения могут всплыть в рамках расследования другого уголовного дела, когда следователи проверяют всех контрагентов, с которыми сотрудничал подозреваемый.
  • Прошла проверка. Контролирующие органы иногда проводят проверки предпринимателей и находят нарушения, которые попадают под статью.

У бизнеса всегда есть внутренние и внешние риски, что органы возбудят уголовное дело. Давайте подробнее разберем эти риски и как от них защититься.

Внутренние риски, на которые нужно обратить внимание

Эти риски появляются из-за действий руководства или сотрудников. Так или иначе, они связаны с бизнес-процессами, которые не всегда грамотно построены или не учитывают особенностей законодательства. Давайте разберем основные угрозы.

1. Конфликт между собственниками

Бизнес-партнеры часто расходятся во взглядах на продолжение бизнеса. Конечно, в большинстве случаев они хоть и ссорятся, но просто прекращают сотрудничество, и кто-то выводит свою долю из бизнеса. Но бывают случаи, когда один из партнеров обращается с заявлением в налоговую, прокуратуру и полицию. Тогда начинается разбирательство в рамках уголовного дела.

Опасность заключается в том, что партнеры имеют доступ ко всем документам, в том числе бухгалтерскому учету. Например, в 2020 году предприниматель Вадим Иванов на Youtube подробно рассказывал, как бывшие партнеры хотели отобрать его бизнес с привлечением правоохранительных органов. Но в итоге он стал бороться за свое дело и сам инициировал судебное разбирательство.

Но суть в том, что лучше заранее и с профессиональными юристами прописать в уставе все возможные действия собственников, чтобы не было возможности всю вину свалить только на одного партнера. И, конечно же, внимательно читать все документы, которые просят подписать собственники.

2. Сотрудничество с фирмами-однодневками

Зачастую такие компании используют для серых налоговых схем. Например, чтобы снизить сумму НДС. Очень часто такие трюки проходят, но иногда налоговики начинают раскручивать цепочки технических компаний. Казалось бы, всегда можно сказать, что не знали, с кем сотрудничаете.

Но в России действует так называемая «должностная осведомленность», которая прописана в ФЗ-402 «О бухгалтерском учете». То есть предприниматели обязаны проверять контрагентов и не сотрудничать с однодневками. Если налоговики увидят, что партнерство заключается ради сокращения налогов, то предпринимателей заставят вернуть недоимку.

И если сумма превышает 15 миллионов рублей, то это уже преступление.

3. Агрессивная налоговая оптимизация

В большинстве случаев инспекторы ФНС приходят взыскивать недоимки к крупному бизнесу. Это такое негласное правило, но не стоит расслабляться.

Прийти могут и к небольшим компаниям, которые используют налоговую оптимизацию на грани фола, то есть покупают бумажный НДС или занимаются обналичкой.

У налоговиков настроены автоматические процессы по выявлению подобных нарушений, и довольно легко попасть в поле зрения.

Руководитель бухгалтерской и юридической компании «Авирта» Марат Самитов предупреждает о еще одном способе оптимизации, который может вызвать подозрение у ФНС:

«Предприниматели иногда используют так называемое дробление бизнеса: организуется несколько юридических лиц, которые действуют как разные компании. Налоговики могут связать эти компании между собой, а это значит, что вырастет оборот и сумма НДС. Если предприниматели не захотят уплатить недоимку, а сумма большая, то появляется риск уголовного дела. Поэтому нужно доказать деловую необходимость этого дробления. Для этого заранее советуются с главбухом, а еще лучше нанять независимый аудит, который незамыленным взглядом проведет анализ налоговых рисков и скажет, привлечет ли дробление внимание ФНС»

Еще важно держать информацию под контролем. Если оптимизируете налоги, то не надо об этом рассказывать всем сотрудникам. Инспекторы иногда приходят в компанию и ведут допрос работников. Условный водитель может рассказать, зачем директор делает дробление, и это станет доказательством.

4. Конфликт с сотрудниками

Большая часть споров с работниками заканчивается судебными разбирательствами без уголовных статей. Например, когда сотрудники жалуются в Трудовую инспекцию или в суд на какие-то нарушения. Чаще всего работодатель доказывает свою правоту или оплачивает моральный ущерб работника.

Но есть 2 направления, которые связаны с УК РФ — невыплата зарплаты и плохое обеспечение охраны труда. В первом случае предприниматели не всегда допускают такие нарушения по злому умыслу.

Например, контрагенты задерживают оплату поставок и дебиторская задолженность равна 3 миллионам рублей, а на зарплату нужен 1 миллион рублей.

Директор компании «Трудовой Арбитраж» Ильсур Киямов считает, что предпринимателям надо показать, что они пытаются решить проблему:

«Надо сказать, что следователи не очень охотно открывают такие дела, потому что они попадают на прямой контроль, и потом это все трудно остановить. Опытные следователи сначала стараются разобраться в проблеме. И тут предпринимателю важно показать, что он пытается решить вопрос с невыплатой. Например, на руках есть все претензии к контрагентам по возврату долгов, то есть ведется работа, чтобы выплатить деньги. Если сотруднику не платили по причинам прогулов или других нарушений, то это все должно быть отражено в кадровых документах. Если работодатель представляет эти доказательства, то вряд ли все это дойдет до возбуждения уголовного дела»

Работодатель должен учесть важный момент в спорах с сотрудниками. Если они подают в суд, то обязанность доказать невиновность ложится на плечи работодателя, а не работника. Поэтому для таких дел лучше нанимать экспертов по трудовым спорам. А еще лучше заранее решить конфликт с сотрудником, поговорить и спокойно объяснить свою позицию.

Со статьей 143 УК РФ за нарушения требований по охране труда все обстоит гораздо жестче. Дело в том, что если произошел несчастный случай, то уголовное дело возбуждают автоматически. Оперативники сразу приезжают на рабочее место и конфискуют всю документацию, в том числе и по бухгалтерии. Ильсур Киямов считает, что работодатели заранее должны быть готовы к такому повороту событий:

«Во-первых, нужно на самом деле обеспечить технику безопасности. Во-вторых, обязательно и регулярно подтверждайте документально, что проводите инструктаж сотрудников и все нужные мероприятия. Все это оформляйте и требуйте подписи работников. Храните сканы всех документов, чтобы они у вас были на руках, так как вся документация сразу попадет к следователям. И не надейтесь, что ответственность ляжет на того, кто отвечает за технику безопасности. Обычно они сразу увольняются, и следователям нет до них дела»

5. Долги перед контрагентами

Если у бизнеса копятся долги, то контрагенты вполне могут решить, что стали жертвами мошенничества, а это уже нарушение закона. Поэтому грамотные предприниматели внимательно ведут учет и не допускают критическую массу кредиторской задолженности. Кроме того, надо уметь договариваться и решать все вопросы в досудебном порядке.

Кстати, у ПланФакта есть статья о правильной работе с контрагентами.

Управляющий партнер «Адвокатского бюро» Григорий Давыдов предупреждает, что под уголовное наказание может попасть любой предприниматель:

«Небольшие предприниматели, как и представители среднего и крупного бизнеса, могут попасть под проверку и могут быть привлечены к уголовной ответственности. На практике это касается организаций, оборот которых превышает 30 млн руб. Опыт показывает, что реальные сроки чаще всего получают по ст. 159 УК РФ и ст. 172 УК РФ, а по остальным статьям реальные сроки назначаются предпринимателям, не имеющим постоянной регистрации. Очевидно, что предприниматель должен осуществлять свою деятельность в соответствии с действующим законодательством РФ, не уклоняться от уплаты налогов, не переводить денежные средства на подставные фирмы, выдавать «белую» заработную плату своим сотрудникам. Но здесь необходимо отметить и произвол чиновников государственных структур, а также попытки агентурного или технического проникновения в коммерческие, производственные и технологические тайны предприятия. Чтобы в максимальной степени избежать возможных внешних угроз, важно иметь в команде квалифицированных специалистов по обеспечению безопасности компании. Также желательно заключить договор с юридической организацией, сотрудники которой имеют достаточный опыт работы в правоохранительных органах»

Читайте также:  Переселение из аварийного жилищного фонда: программы в рф, условия и порядок переселения, правила и особенности, жилищный кодекс и законы

Внешние риски, на которые стоит обратить внимание

Эти угрозы не зависят от предпринимателя. Например, бизнес стал объектом для интереса силовиков, бандитов или чиновников.

В этом случае нужно соблюдать закон в своей деятельности, не допускать долгов и оперативно отвечать на претензии правоохранительных органов.

То есть не допускать ошибок, за которые можно зацепиться, чтобы раскрутить дело. Ну и не вступать в сговоры с чиновниками ради выгодных контрактов.

Как минимизировать угрозы возбуждения уголовного дела

Нужно понимать, что уголовное дело возбуждают, когда есть достаточно доказательств. Поэтому предприниматели должны заранее уменьшить объем информации, которую могут получить следователи:

  1. Действуйте в рамках закона. Когда принимаете решение, то убедитесь, что не нарушаете законодательство.
  2. Ограничьте распространение информации. Организуйте процессы так, чтобы конфиденциальную информацию знали несколько человек. Подпишите с ними договоры NDA.
  3. Не обсуждайте детали по открытым каналам связи. Не используйте телефон, мессенджеры, email для обсуждений деталей дела. Особенно, когда правоохранительные органы инициировали проверку. Все эти переговоры могут стать доказательством нарушений.
  4. Используйте облачные сервисы. Если в офис пришла проверка, то чаще всего забирают всю документацию. Лучше хранить базы в облаке. Например, использовать онлайн-бухгалтерию. Серверы изымут сразу, а облачный сервис закроют отдельным решением и останется время, чтобы все проверить.
  5. Держите документы в порядке. Особенно это важно в кадровом учете и в технике безопасности. Следователи очень часто получают информацию от работников, поэтому нужно, чтобы кадровый учет был идеальным.

И, конечно же, сразу обращайтесь за помощью профильных юристов. Следователи часто давят психологически, угрожают, получают документы, для которых нужно специальное разрешение, требуют признание в обмен на поблажки. Если действовать с юристом, то возрастут шансы, что уголовное дело и не заведут.

Управляющий партнер адвокатского бюро «Матюнины и Партнеры» Олег Матюнин считает, что бизнес защитит себя, если постоянно проводить юридический аудит деятельности:

«Избежать и минимизировать перечисленные риски можно только при комплексном подходе ко всему управленческому циклу компании. Требуются усилия различных специалистов: аудиторов, консультантов, юристов, адвокатов, что возможно организовать только на постоянной основе»

Давайте подведем итоги. Чтобы минимизировать риски возбуждения уголовного дела, нужно выполнить три действия. Во-первых, не нарушать закон. Во-вторых, привлекать юристов, если действуете на грани. Например, при дроблении бизнеса. В-третьих, не бороться самостоятельно с правоохранительными органами. Всегда привлекайте специалистов, чтобы не усугубить свое положение.

В россии все страшнее заниматься бизнесом

Президент предложил ослабить уголовную ответственность для бизнесменов

Борис Титов / Андрей Гордеев / Ведомости

Недоверие бизнеса к правоохранительным органам и судебной системе достигло рекордных значений. Об этом свидетельствуют данные исследования Федеральной службы охраны (ФСО), которое прилагается к ежегодному докладу, подготовленному уполномоченным при президенте по защите прав предпринимателей Борисом Титовым («Ведомостям» удалось познакомиться с текстом опроса).

Служба спецсвязи и информации ФСО поинтересовалась мнением экспертов (адвокатов, прокуроров, правозащитников и ученых-юристов), а также бизнесменов, подвергавшихся уголовному преследованию. Всего были опрошены 279 экспертов и 189 предпринимателей в 36 регионах.

Три четверти респондентов (74,3%) считают, что ведение бизнеса в России небезопасно – в 2017 г. такой точки зрения придерживались 57,1%.

Доля опрошенных, считающих, что российское законодательство не предоставляет достаточных гарантий защиты бизнеса от необоснованного преследования, остается практически неизменной и на протяжении последних трех лет сохраняется на уровне 70–71%.

Зато заметно увеличилась доля респондентов, не считающих правосудие в России независимым и объективным: с 50% в 2017 г. до 73,8% в 2020 г. Примечательно, что не доверяют судебным органам также 57,7% опрошенных экспертов.

Продолжает расти и недоверие к правоохранительным органам: с 45% опрошенных в 2017 г. до 70,3% в 2020 г.

При этом почти три четверти респондентов считают квалификацию следователей недостаточной для расследования преступлений экономической направленности.

А подавляющее большинство опрошенных (76,7%, в том числе почти половина представителей органов прокуратуры) полагают, что преступления в сфере предпринимательской деятельности должны расследоваться одним специализированным следственным органом.

Причиной возбуждения против них уголовных дел предприниматели чаще всего (41,3%) называют личный интерес сотрудников правоохранительных органов. На втором месте – конфликт с другим бизнесменом (37,6%).

При этом деятельность правоохранительных органов по противодействию коррупции считают неэффективной 74,1% опрошенных (в 2017 г. таких было 61,1%).

Но есть и хорошие новости: доля участвовавших в опросе предпринимателей, готовых после уголовного преследования продолжать заниматься бизнесом в России, увеличилась за последний год с 46,9 до 63,5%.

84,2% опрошенных предпринимателей сообщили, что в результате уголовного преследования их бизнес был полностью или частично разрушен. Половина жалуется на то, что преследование привело к потере их здоровья и репутации, 33,9% потеряли большую часть активов.

46,6% опрошенных вменялась статья 159 Уголовного кодекса (мошенничество), при этом в 19% случаев – в совокупности с другими составами преступлений. Более половины до начала уголовного преследования имели предпринимательский стаж более 10 лет.

Несмотря на запрет арестовывать предпринимателей, почти каждый пятый из опрошенных был заключен под стражу (23,8%), 9,5% – под домашний арест. Только в отношении 2,1% из них в качестве меры пресечения избирался залог.

Сами предприниматели наиболее травмирующими для бизнеса назвали арест банковских счетов и контакты правоохранительных органов с контрагентами (по 16,9%), а также изъятие документов (16,4%). Арест – лишь на третьем месте.

«Действительно, опросы показывают, что проблемы с арестом счетов и имущества встают вровень с проблемой заключения предпринимателей, – подтверждает заместитель руководителя юридической службы аппарата бизнес-омбудсмена Наталья Рябова.

– Это становится еще одним инструментом давления на бизнес. И хотя по экономическим преступлениям с недавних пор предусмотрен особый порядок изъятия вещественных доказательств, выясняется, что применялся он только к 17% опрошенных бизнесменов.

То есть механизм защиты прав бизнеса есть, но срабатывает не всегда».

Системного прорыва в решении проблем бизнеса в уголовно-правовой сфере в очередной раз не произошло, следует из доклада уполномоченного. Следствие и суды продолжают арестовывать предпринимателей. Оперативные мероприятия и следственные действия по-прежнему проводятся с изъятием документов и электроники, имущество предприятий изымается или арестовывается.

68% обращений к уполномоченному касаются немотивированного возбуждения уголовных дел, следует из доклада. Основным составом преступления, по которому предприниматели привлекаются к уголовной ответственности (55% обращений к бизнес-омбудсмену), остается мошенничество, а значительная доля дел – по-прежнему результат перевода гражданско-правовых споров в уголовную сферу.

Избежать перевода корпоративных конфликтов в уголовно-правовую плоскость позволит в том числе отказ от расширительного толкования концепции автономности юридического лица, считает Титов.

Сейчас такая практика позволяет новому собственнику предприятия привлекать к уголовной ответственности прежнего собственника или руководителя компании за действия, совершенные теми при осуществлении полномочий.

По мнению омбудсмена, необходимы разъяснения Верховного суда относительно ограничений в переоценке экономической целесообразности управленческих решений, принятых прежними собственниками и руководителями, по инициативе новых собственников, которые приобрели предприятие в том финансовом состоянии, в котором оно находилось на момент перехода права собственности. Проблему с арестами бизнесменов поможет решить более активное применение залога. А преодолеть «обвинительный уклон» судов способен перевод предпринимательских дел в юрисдикцию суда присяжных, полагает Титов.

По-прежнему актуальна проблема возвращения на родину предпринимателей, подвергшихся уголовному преследованию. С 2018 г., когда свет увидел первый «список Титова», в аппарате омбудсмена изучили более 100 обращений беглых бизнесменов.

В Россию вернулись 11 из них, дела еще 21 заявителя остаются в работе, при этом лица, находящиеся за рубежом, столкнулись с невозможностью полноценно защищать свои права в качестве участника уголовного судопроизводства.

Чтобы решить эту проблему, считает Титов, необходимо предусмотреть в УПК возможность дистанционного допроса – например, путем использования одобренных правоохранительными органами систем видеоконференцсвязи.

Данные о личности допрашиваемого могут быть заблаговременно удостоверены российским консульством, либо такое подтверждение может проходить с использованием портала «Госуслуги», путем получения электронного QR-кода, предлагает омбудсмен.

Сопредседатель «Опоры России» Александр Калинин отмечает, что проблемы уголовного преследования остаются наиболее актуальными для бизнеса, несмотря даже на текущий кризис. Проблема стоит настолько остро, что в «Опоре» решили создавать в регионах собственные бюро защиты прав предпринимателей, рассказал Калинин, это позволит объединить усилия с омбудсменами.

Заместитель председателя комитета Госдумы по законодательству Рафаэль Марданшин говорит, что предложения бизнес-омбудсмена «выглядят вполне разумно». Действительно обсуждается идея перевода дел о преступлениях в сфере бизнеса под юрисдикцию суда присяжных, знает депутат.

Тут есть определенная специфика, отмечает он: все-таки это дела, которые требуют специальных знаний. Но вот дела о мошенничестве вполне можно отдать присяжным, соглашается он.

«На самом деле очень важно, что такой доклад в принципе есть, во многом он идет в противовес той картине, которую рисуют представители правоохранительных органов», – подчеркивает Марданшин.

По его словам, проблема незаконного возбуждения уголовных дел все еще сохраняется, хотя как депутат он видит снижение обращений по этому поводу. В прошлом году, например, удалось переломить самый неблагоприятный тренд – применение к бизнесменам статьи об организованной преступности.

Проблему удалось донести до президента, тот дал сигнал правоохранительным органам, Госдума внесла поправки, и число подобных дел пошло на убыль. Однако очень часто вопрос не столько в области права, сколько в области правоприменения, констатирует депутат. То есть многое зависит от судов, а в этой системе изменения хоть и идут, но не так быстро.

Очень радует, что в большинстве предложений уполномоченный отходит от конструкций, ориентированных исключительно на предпринимателей, говорит Кирилл Титаев из Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге, – акцент в докладе делается на системной правке уголовного и уголовно-исполнительного законодательства. По мнению эксперта, эффективной мерой может стать запрет обращаться с заявлением о возбуждении уголовного дела, если ущерб был нанесен до приобретения бизнеса: часто такие дела – это история практически про прямое вымогательство, отмечает Титаев. Сомнение вызывает только то, что вводить такой запрет предлагается постановлением пленума Верховного суда. Проблема в том, что часто постановления пленума воспринимаются как политическая декларация, а вот ориентироваться нижестоящие суды предпочитают на практику, отмечает Титаев.

Читайте также:  Налогообложение пособия по беременности и родам в 2021 году

Подписан закон, направленный на защиту предпринимателей от необоснованного уголовного преследования

  • Федеральный закон принят Государственной
    Думой 18 декабря 2018 года, одобрен Советом Федерации 21 декабря 2018 года.
  • Справка Государственно-правового управления
  • Федеральный закон
    направлен на дальнейшее формирование благоприятного делового климата в стране,
    а также на создание дополнительных гарантий защиты предпринимателей от необоснованного уголовного преследования.
  • В соответствии с Федеральным законом расширен перечень преступлений, предусмотренный частью
    второй статьи 761 Уголовного кодекса Российской Федерации и частью
    третьей статьи 281 Уголовно-процессуального кодекса Российской
    Федерации, уголовные дела по которым подлежат прекращению при условии
    возмещения ущерба, причинённого гражданину, организации или государству в результате совершения преступления.
  • В этот перечень включены мошенничество,
    сопряжённое с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере
    предпринимательской деятельности, и такие преступления небольшой тяжести, как
    мошенничество в иных сферах, присвоение авторства (плагиат), нарушение изобретательских
    и патентных прав, присвоение или растрата, причинение имущественного ущерба
    путём обмана или злоупотребления доверием.
  • Федеральным законом
    примечание к статье 1451 «Невыплата заработной платы, пенсий,
    стипендий, пособий и иных выплат» Уголовного кодекса Российской Федерации
    дополняется пунктом, согласно которому лицо, впервые совершившее
    соответствующее преступление, освобождается от уголовной ответственности, если
    в полном объёме погасило образовавшуюся задолженность и выплатило денежную
    компенсацию.

Кроме того,
Федеральным законом расширен перечень уголовных дел частно-публичного
обвинения, предусмотренный статьёй 20 Уголовно-процессуального кодекса
Российской Федерации. В этот перечень включены уголовные дела о преступлениях,
которые, как правило, затрагивают интересы только потерпевших, не причиняя
ущерба интересам третьих лиц и государству (например, уголовные дела о необоснованном отказе в приёме на работу или необоснованном увольнении лица,
достигшего предпенсионного возраста, о незаконном получении кредита, о злостном
уклонении от погашения кредиторской задолженности, о незаконном использовании
средств индивидуализации товаров и другие).

В соответствии с Федеральным законом запрет на применение меры пресечения в виде заключения под
стражу, установленный частью первой1 статьи 108
Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, распространён на лиц,
подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного
статьёй 201 «Злоупотребление полномочиями» Уголовного кодекса
Российской Федерации, если это деяние совершено в сфере предпринимательской
деятельности.

Кроме того, в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации вводится норма, согласно
которой при производстве следственных действий по уголовным делам о преступлениях, совершённых в сфере предпринимательской деятельности,
запрещается необоснованное применение мер, способных привести к приостановлению
законной деятельности юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, в том числе не допускается изъятие электронных носителей информации.

При этом
Кодекс дополняется статьёй 1641, определяющей исключительные случаи,
при которых изъятие электронных носителей информации допускается. Этой статьёй
также предусматривается порядок изъятия электронных носителей информации и копирования
информации, содержащейся на изымаемых электронных носителях.

Меньше сажать — больше бизнесовать — Путин против уголовной ответственности по налоговым недоимкам крупных бизнесменов

В декабре этого года российский лидер внес на рассмотрение депутатов Государственной Думы документ, содержащий поправки к Уголовному кодексу РФ, о смягчении уголовной ответственности для предпринимателей. Проект закона не предполагает отмену наказания, а лишь предусматривает его смягчение. Кроме того, в документе прописаны поправки для статьи 210 вышеупомянутого кодекса, предусматривающей возможность обвинения для сотрудников компаний в организации преступного сообщества.

Следует отметить, что российские чиновники уже давно признали риски уголовной ответственности, как одну из главных причин, тормозящих инвестиции. «Ведомости» приводят в пример слова первого зампреда правительства РФ и главы Министерства финансов Антона Силуанова.

По мнению министра финансов, уголовная ответственность за невозврат валютной выручки является рудиментом, часто удерживающим отечественные компании от выхода на внешний рынок.

Данную позицию поддерживает и парламентарий Андрей Макаров, считающий, что у бизнеса не осталось никаких рисков, а только страх из-за возможности потерять все в случае успеха.

Основной смысл нововведений заключается в том, что после принятия поправок будет увеличена сумма недоимки. Для компаний этот порог будет поднят до 15 миллионов и 45 миллионов в особо крупном размере, а для людей до 2,7 миллиона рублей и 13,5 миллиона рублей в особо крупном размере соответственно.

Напомним, что, на данный момент, в первом случае установлены суммы в 5 и 15 миллионов рублей в особо крупном размере при недоимке в 25 или 50 процентов от всех налоговых платежей за три года. Для второй группы порог равен 900 тысячам и 4,5 миллионам рублей (в особо крупном размере) при недоимке в 10 или 20 процентов за три года.

Учет процентов от общей суммы налоговых платежей благодаря поправкам к УК будет вообще отменен.

Здесь же следует отметить, что наличие низких порогов, в первую очередь, сильно бьет по крупному бизнесу, так как для компаний с миллиардными налоговыми выплатами недоимка в несколько миллионов рублей практически незаметна, но может привести к уголовному преследованию.

По словам специалистов, в 2017 году риски для бизнеса резко возросли, так как, помимо неуплаченных компаниями налогов, стали учитываться и страховые взносы. При этом с 2021 года в эту группу планируют включить и утилизационный сбор на автомобили, отчисления операторов связи и туристический сбор.

В связи с этим эксперты считает, что целесообразней отказываться не от долей, а от абсолютных сумм.

Однако малый бизнес в случае увеличения порога недоимки только выиграет. Такого мнения придерживается партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Виктория Бурковская. По ее словам, подобные изменения могут привести к безнаказанному уклонению от уплаты налогов со стороны небольших фирм.

Еще одним последствием принятия поправок может стать еще большее дробление бизнеса, которое также представляет собой одну из форм уклонения от уплаты налогов за счет создания новых компаний.

Отсюда можно сделать вывод, что направленные на поддержание малого бизнеса изменения выглядят довольно сомнительными и могут привести к неприятным для бюджета последствиям.

В свою очередь, премьер-министр Дмитрий Медведев для поддержки молого бизнеса предложил отменить налоговую декларацию. Как сообщает «Регнум», теперь компаниям на упрощённой системе налогообложения подавать декларацию не надо. ФНС будет отслеживать операции по кассам и счетам компании, а декларация излишня.

«Отменяется налоговая декларация для предпринимателей, которые работают по упрощёнке и платят налоги с объекта дохода. Достаточно уведомить налоговый орган через личный кабинет налогоплательщика в электронной форме, если сами налоговики рассчитают сумму, которую нужно оплатить, на основании сведений, которые зафиксированы в специальных кассах» — заявил Медведев.

Вторым важным моментом предложенных поправок является попытка ограничить случаи, когда компания признается организованной преступной группой, а все ее сотрудники — участниками.

Российский президент предлагает указать в статье 210 Уголовного кодекса, что учредители, руководители и работники компании не должны нести ответственность по экономическим преступлениям только из-за того, что они числятся в компании.

В качестве исключения указаны те компании, которые заведомо создаются для совершения преступлений.

В настоящее время по данной статье проходят многие бизнесмены, в частности, владелец группы «Сумма» Зиявудин Магомедов и его брат Магомед, а также экс-министр по вопросам «Открытого правительства» Михаил Абызов.

Указанная статья дает право на заключение под стражу сроком на 1,5 года. При этом срок следствия по экономическим делам зачастую затягивается, и бизнес разваливается.

Важно отметить, что в рамках расследования по статье 210 УК можно арестовывать все активы компании.

Путин сделал новогодний подарок бизнесу: ослабит уголовную удавку — МК

Знаменитый призыв Дмитрия Медведева «хватит кошмарить бизнес», прозвучавший в 2008 году, обретает новую инкарнацию. Речь идёт о законопроекте об ослаблении уголовной ответственности для бизнесменов, внесенном в Госдуму президентом Владимиром Путиным.

Документ нужен для формирования в России благоприятного делового климата и «сокращения рисков ведения предпринимательской деятельности», отмечается в пояснительной записке.

Безусловно, цель благая, но будет ли закон работать — задаются вопросом опрошенные «МК» эксперты.

Примечательно, что президент внес свой законопроект буквально на следующий день после встречи с российскими деловыми кругами. Дело в том, что наши экспортеры нередко «сталкиваются с происходящими не по их вине задержками при возврате (получении) валютной выручки», пишут авторы проекта.

Причем нередко это касается компаний, которые попали в иностранные санкционные списки. Документ предусматривает декриминализацию наказания за нарушение сроков репатриации валютной выручки, если у бизнесмена не было ранее административных штрафов на подобные нарушения. И ещё.

Сейчас деяния, зафиксированные в ст. 193 Уголовного кодекса (уклонение от репатриации валютной выручки), признаются совершенными в крупном размере, если сумма долга превышает 9 млн рублей, а в особо крупном размере — 45 млн рублей.

Законопроект увеличивает эти значения до 100 млн и 150 млн рублей соответственно.

Кроме того, предлагается повысить размер налоговой недоимки, за которую наступает уголовная ответственность — до 2,7 млн и 13,5 млн рублей (в особо крупном размере) для физлиц и 15 млн и 45 млн рублей — для компаний (ст. 198 и 199 УК).

Сейчас для возбуждения уголовном дела гражданину достаточно не выплатить 900 тысяч или 4,5 млн рублей (в особо крупном размере) за три года, если недоимка превышает 10% или 20% всех налоговых платежей соответственно.

Одновременно законопроект вносит юридические коррективы в спорную, давно и нещадно критикуемую экспертами и бизнесом ст. 210 УК, которая предусматривает наказание за создание преступного сообщества.

Именно по этой статье обвинялись известные предприниматели братья Магомадовы и экс-министр открытого правительства Михаил Абызов.

«Действительно, мы не раз сталкивались с ситуациями, когда обычная компания объявлялась организованной преступной группой, — рассказывает председатель экспертного совета «Деловой России» Антон Данилов-Данильян.

— Это было полнейшее безобразие, все возмущались, но ничего не менялось. Инициативу Кремля мы приветствуем, поскольку экономическая деятельность принципиально не должна подвергаться никаким уголовным преследованиям».

По словам собеседника «МК», исключения возможны лишь в тех случаях, если кого-то убили, или произошла авария на производстве — по причине несоблюдения техники безопасности или отсутствия страховки.

Но и тогда должен соблюдаться определенный порядок действий: пусть сначала своё расследование проведут контрольные органы технического регулирования (например, Ростехнадзор), которые по итогам проверки подадут в суд. В свою очередь, суд признает «злонамеренность» действий предпринимателя.

А у нас правоохранители, вместо того чтобы подключаться на последнем этапе, сами сходу инициируют уголовные дела в отношении бизнесменов.

«Да, мы понимаем, что существует российская специфика. Но между властью и бизнес-сообществом рано или поздно установятся нормальные цивилизованные отношения. И тогда бизнес будет восприниматься не как маловразумительный придаток к природным ресурсам, а как движущая сила несырьевого развития экономики», — говорит Данилов-Данильян.

Читайте также:  Внесудебный порядок обращения взыскания на заложенное имущество в 2021 году

Внесенный закон — безусловно, хорошая новость для бизнеса, у которого 2019 год прошел под знаком резонансных дел Майкла Калви и Валерия Израйлита. Однако станет ли он гарантией от новых дел — пока большой вопрос.

Конечно, предпринимателей не должны сажать за решетку по любым мелочам, и новый законопроект направлен, прежде всего, на это, согласен старший аналитик «Финам» Сергей Дроздов. Никакие словесные указания в духе «хватит кошмарить бизнес», пусть даже исходящие от высших должностных лиц России, до сих пор не работали.

Давно пора было облечь их в форму закона, вот только в любом законе всегда найдутся некие лазейки, которыми не преминут воспользоваться и бизнес, и мошенники, и чиновники, и кто угодно ещё.

 Срок годности Путина: каков итог 20 лет с ВВП

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №28162 от 27 декабря 2019

Заголовок в газете: Бизнесу ослабят уголовную удавку

Путин обсудил с чиновниками отмену трех опасных для бизнесменов статей УК

Президент Владимир Путин обсудил с чиновниками либерализацию уголовного наказания для бизнеса, пишут «Ведомости» со ссылкой на неназванного федерального чиновника и человека, знакомого с повесткой совещания.

По их словам, на совещании обсуждалась отмена сразу трех статей Уголовного кодекса — об организации преступного сообщества, о невозврате валютной выручки и о переводе денег нерезидентам с использованием подложных документов (статьи 210, 193 и 193.1 соответственно).

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков подтвердил, что такие вопросы обсуждались, добавив, что они будут прорабатываться и дальше. Представитель Минфина от комментариев отказался.

Путин призвал вывести честный бизнес из-под рисков попасть «под статью»

Полгода назад на Петербургском экономическом форуме Путин потребовал исключить «даже формальные возможности для злоупотребления правом, для давления на бизнес».

Позднее он поручил исключить применение к бизнесу уголовной статьи об организованной преступности. Премьер Дмитрий Медведев еще в марте поручил отменить уголовную ответственность за валютные нарушения.

Оба этих поручения пока так и не были выполнены, отмечает газета.

Как чиновники предлагают либерализовать уголовную ответственность для бизнеса

Минфин подготовил поправки, отменяющие две «валютные статьи», которые пока не обсуждались в правительстве.

Ведомство предлагает отменить уголовную ответственность за невозврат валютной выручки и перенести переводы нерезидентам по подложным документам в статьи УК, наказывающие за легализацию (статьи 174 и 174.1).

 Максимальное лишение свободы за такой способ легализации составит пять лет, тогда как в статье 193.1 — 10.

Похожее решение предлагает и Минюст, который хочет частично перенести нарушения в статьи о мошенничестве или легализации. Замминистра финансов Алексей Моисеев говорил, что против либерализации, предложенной министерствами, выступили силовики и ЦБ. Представитель регулятора не ответил на запрос журналистов.

Крупнейшего в России автодилера «Рольф» выставили на продажу

В случае принятия законопроекта Минфина будут закрыты все дела по отмененным статьям, говорил ранее партнер юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Рустам Курмаев.

 Речь в том числе о деле основателя крупнейшего в России автодилера «Рольф» , которого обвиняют в сговоре с бывшими топ-менеджерами компании для вывода ее средств за рубеж, и о деле совладельца компании «Усть-Луга» Валерия Израйлита, получившем резонанс из-за использования поданной им декларации об амнистии капиталов.

«Государство обязано держать слово»: почему поворот в деле Израйлита не успокоит бизнес

Генпрокуратура в июле направила в Государственно-правовое управление президента предложения о либерализации ответственности за создание преступной группировки, отмечает издание.

По словам партнера «Коблев и партнеры» Руслана Коблева, срок следствия по таким делам затягивается на годы и потому даже успешный бизнес успевает разрушиться, а активы находят новых собственников.

Самые громкие случаи применения этой статьи против предпринимателей — дела совладельца группы «Сумма» и его брата Магомеда, а также экс-министра . Если статья будет отменена, все дела по ней также будут отменены, отметила партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Виктория Бурковская.

МВД ужесточило обвинение братьям Магомедовым

В докладе Бориса Титова Владимиру Путину говорилось, что более 30% всех обращений к бизнес-омбудсмену были связаны с уголовным преследованием предпринимателей.

Кроме того, опрос Федеральной службы охраны показал, что из 180 специалистов почти 70% считают, что вести бизнес в России небезопасно.

В свою очередь министр экономического развития Максим Орешкин говорил, что доверие между предпринимателями и правоохранительной системой является важным условием роста инвестиционной активности.

Уголовная и субсидиарная ответственность менеджмента и собственников бизнеса

26 ноября 2021 года ИД «Коммерсантъ» совместно с АБ «Де-юре», «Юшин и партнеры», «Рустам Курмаев и партнеры», РКТ, Criminal Defense Firm, А-ПРО, «Китсинг и партнеры», АНО «Платформа по работе с обращениями предпринимателей» (ЗаБизнес.РФ), «Андрей Городисский и партнеры» и Grata International провели конференцию «Уголовная и субсидиарная ответственность менеджмента и собственников». Ведущие российские эксперты, консультанты, инхаус-юристы, чиновники и представители силовых органов обсудили самые горячие вопросы уголовного права, судебную практику, инструменты противодействия неправомерным уголовным преследованиям, способы защиты от них и поделились прогнозами развития ситуации на 2022 год.

Открывший конференцию Андрей Тенишев, завкафедрой конкурентного права РАНХиГС, остановился на анализе правовых возможностей декриминализации преступлений в сфере экономической деятельности.

По его наблюдениям государство действует в этой сфере довольно непоследовательно, то криминализируя, то декриминализируя отдельные статьи.

Между тем мировой опыт показывает, что при отсутствии серьезной общественной опасности нарушителей следует прощать или наказывать административно.

Алексей Новиков (адвокат, управляющий партнер Criminal Defense Firm) рассказал об уголовной составляющей бизнес-конфликтов сквозь призму судебной практики.

Уголовно-правовая кувалда, считает Новиков, работает разрушительно для бизнеса, поэтому такой инструмент в чисто экономических спорах используется оппонентами достаточно охотно.

Особенно драматичными последствия становятся, когда применяется арест имущества или активов (в том числе и третьих лиц).

Дмитрий Горбунов, партнер «Рустам Курмаев и партнеры», поделился своими размышлениями о возможностях вне- и досудебного урегулирования споров с уголовной составляющей. Надо понимать, полагает Горбунов, что у уголовного права есть цели, к которым относится и защита общественных интересов.

Именно поэтому при включении «уголовной дубины» нельзя просто взять и прекратить конфликт: маховик уже закрутился, хотя смысла в этом может и не быть. В этом контексте правильнее бы было законодательно дать сторонам конфликта возможность договориться и остановить уголовное дело.

Такой шаг помог бы бизнесу решать свои проблемы «без крови».

Анатолий Юшин, управляющий партнер «Юшин и партнеры», рассказал о системе доказывания статуса КДЛ при привлечении к субсидиарной ответственности.

По данным Юшина, судебная практика склонна относить к КДЛ бенефициаров (в том числе неочевидных) и ключевой менеджмент компании, поэтому им следует действовать с оглядкой на это и соответствующим образом хеджировать риски.

Важно понимать, что для доказывания статуса КДЛ может быть достаточно только косвенных доказательств.

Александр Погодин, партнер «Де-юре», посвятил свое выступление разбору опасностей, вытекающих из ст. 210 УК РФ.

Когда-то, рассказал Погодин, эта норма была чисто теоретической, мертворожденной, однако со временем стала самым действенным инструментом следователей по давлению на обвиняемых и потенциальных обвиняемых.

При этом процент оправдательных приговоров по ней — 40%, что кратно выше, чем по другим статьям.

Елена Кравцова, директор департамента корпоративного права РКТ, проанализировала сложные вопросы субсидиарной ответственности бенефициаров, собственников и контролирующих лиц.

По ее словам, в современных реалиях ответственность менеджмента может выходить далеко за пределы их должностных инструкций и трудовых обязанностей. К примеру, члены кредитного комитета могут быть привлечены к ответственности за то, что каждый из них лично не проверил получателя кредита до одобрения перевода средств.

Единственная действенная защита от такого подхода правоохранительных органов — подчеркнутая, гипертрофированная добросовестность всех участников делового оборота.

Вторую сессию конференции открыл Кирилл Клевцов (замдиректора АНО «Платформа для работы с обращениями предпринимателей», доцент кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики МГИМО).

Он рассказал об уголовно-процессуальной и оперативно-разыскной деятельности по делам о преступлениях в сфере предпринимательства.

Клевцов полагает, что не следует руководствоваться формальным подходом, а давать возможность участникам делового оборота возместить нанесенный ущерб без применения уголовных процедур.

Владимир Китсинг, адвокат, управляющий партнер «Китсинг и партнеры», рассказал об уголовных рисках работы с государством и способах их хеджирования.

По его наблюдениям, работая с государством, необходимо документировать каждый шаг, а также исходить из того, что с позиции правоохранителей тот, кто оказывает госорганам услуги, априори виновен.

Выход — быть подчеркнуто прозрачным, исполнять все установленные процедуры (даже если они кажутся избыточными), а также обучать сотрудников на случай проведения оперативных действий. Следует также учитывать, что в качестве ущерба обвиняемым обычно вменяется вся сумма госконтракта.

Партнер, руководитель уголовной практики А-ПРО Алексей Люлько проанализировал опасности, вытекающие из ст. 210 УК РФ. По наблюдениям Люлько правоохранители любят применять ст.

 210 для придания уголовному делу статуса особой сложности.

Таким образом, данная статья становится дополнительным рычагом давления на подследственного (высокий процент оправдательных приговоров по ней подтверждает подобный подход).

Анна Крицына, партнер, руководитель практики административного и уголовного права из Grata International, рассказала о криптовалюте как предмете преступления.

По данным Крицыной, суды не склонны считать криптовалюту частью гражданского оборота, что открывает огромные перспективы для мошенничества.

Нерешенными оказываются даже самые базовые пункты вроде подсудности потенциальных дел (по месту нахождения продавца криптовалюты? По месту нахождения покупателя криптовалюты?), порядка их рассмотрения и многого другого, что следует иметь в виду тем, кто действует в этой сфере.

Адвокат практики «Разрешение споров / арбитраж» из «Андрей Городисский и партнеры»» Дмитрий Якушев завершил конференцию выступлением, посвященным хеджированию рисков при совершении сделок.

Фактически его доклад суммировал рекомендации предыдущих выступавших: быть внимательными, документировать каждый шаг и не участвовать в сомнительных схемах, которые могут стать предметом внимания правоохранителей даже по прошествии значительного количества времени.

Проблематика уголовного права стала чуть ли не центральной для российского бизнеса. Традиционно эти темы привлекают к себе самое пристальное внимание собственников, бенефициаров бизнеса, а также его менеджмента.

Ожесточенные дискуссии о том, что уголовный прессинг следует ослабить (и как именно это сделать), ведутся на всех возможных площадках, усиливаясь почти единодушным осознанием того факта, что уголовное преследование стало самым действенным и самым опасным инструментом разрешения бизнес-конфликтов.

На ежегодной конференции ИД «Коммерсантъ» мы поговорим о том, что происходит в этой сфере последнее время, как можно защитить себя от внимания правоохранительных органов, какие практики в области уголовного права эффективны, а какие — не очень.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *