Кс рф указал на обязанности региональных парламентов в социальной сфере

КС РФ указал на обязанности региональных парламентов в социальной сфере

Конституционный суд под руководством Валерия Зорькина посчитал, что уровень демократии в России позволяет Владимиру Путину оставаться президентом до 2036 г. /РИА Новости

Конституционный суд признал законными инициированные президентом поправки в Конституцию – в том числе ту, которая позволяет Владимиру Путину обнулить свои президентские сроки.

Заключение на 52 страницах опубликовано 16 марта на сайте суда.

Согласно документу он был принят судом в составе 14 из 15 действующих судей: в этом перечне отсутствует судья Константин Арановский, не раз выступавший с особым мнением по различным делам (ранее сообщалось о его болезни).

В заключении Конституционный суд подробно объяснил, почему каждая из поправок, принятых Госдумой и Советом Федерации, а также одобренных парламентами всех 85 регионов, не противоречит Основному закону страны.

В частности, судьи указали, что включение в текст упоминания об унаследованной от предков «вере в Бога» не означает отказа от светского характера государства, признание русского языка языком государствообразующего народа «основано на объективном признании роли русского народа в образовании российской государственности» и не умаляет достоинства других народов, а наделение президента правом прекращать полномочия любых судей допустимо и не предполагает немотивированности этой процедуры.

Но основное внимание Конституционный суд уделил объяснению того, почему Путин вправе избраться президентом в пятый и даже шестой раз. Решение вопроса о предельном числе сроков полномочий президента обусловлено балансом конституционных ценностей, говорится в заключении.

Принцип демократического правового государства предполагает, но не предопределяет ограничения сроков, баланс ищет конституционный законодатель, в том числе с учетом конкретно-исторических факторов, включая риски и вызовы, подчеркивают судьи. В 2005 г.

, пересматривая собственное решение относительно невозможности отказа от прямых выборов губернаторов, Конституционный суд использовал похожий аргумент, заявив о «социально-историческом контексте», который обусловливает принятие им решений.

Вопрос о числе сроков, в течение которых одно и то же лицо может занимать должность президента, может быть решен по-разному, считают судьи, в том числе и так, как он решен в «законе о поправке». Базовые конституционные характеристики государства от этого пострадать не должны, заверяет Конституционный суд.

Ведь они гарантированы и другими институтами, такими как развитый парламентаризм, реальная многопартийность, наличие политической конкуренции, эффективной модели разделения властей, снабженной системой сдержек и противовесов, и обеспечением прав и свобод правосудием.

И в любом случае глава государства при избрании на новый срок должен будет получить поддержку граждан на конкурентных выборах, напоминает суд.

Определение 1998 г. про «сроки Ельцина» (тогда Конституционный суд фактически запретил первому президенту России избираться на третий срок, заявив, что отсчет сроков следует вести от первого избрания в 1991 г. и на него не влияет факт принятия новой Конституции в 1993 г.

) к рассматриваемой проблеме отношения фактически не имеет, считает Конституционный суд.

Тогда статья 81 не менялась и ситуация оценивалась с точки зрения четко установленного ограничения, объяснил суд, а теперь в Конституцию вносится поправка, допускающая обнуление сроков нынешнего президента.

Конституционный суд также подробно разъяснил, почему взялся толковать закон о поправке к Конституции, хотя до сих пор категорически отказывался это делать со ссылкой на отсутствие соответствующих полномочий.

Эта новая обязанность Конституционного суда закреплена той частью нынешнего закона о поправке, которая после одобрения его органами законодательной власти субъектов вступила в силу, говорится в заключении.

Эксперты считают, что доводы Конституционного суда не выглядят убедительными.

«У них не хватило правовых доводов, процентов на 70 оно [заключение] ни о чем, – говорит доктор юридических наук Елена Лукьянова. – Реального правового обоснования, почему та или иная поправка конституционна, нет. Недостаточно просто сказать, что черное – оно не черное».

Но это пока предварительные выводы, ведь заключение объемное и явно было написано не за один день, уточняет эксперт: «Читать нужно с лупой очень внимательно. Предложения длиной в целую страницу требуют специального дополнительного перевода, ибо нечитаемы».

Из положительных моментов заключения Лукьянова отмечает тот факт, что международные договоры приравнены по статусу к Конституции, а светское государство в России все-таки не отменяется.

Это пояснительная записка к законопроекту, оценивает заключение Конституционного суда доцент Российского государственного университета правосудия Ольга Кряжкова. И конечно, оно не убеждает. «Часто суд просто ссылается на усмотрение законодателя – ну как такое может убедить?» – недоумевает она.

Конституционный суд Российской Федерации

Конституционный суд РФ в настоящее время возглавляется дважды переизбранный на этот пост (в 1991 и в 2003 году после добровольной отставки в 1993 году) Валерий Дмитриевич Зорькин.

Конституционный суд состоит из двух палат, включающих в себя соответственно десять и девять судей. Персональный состав палат определяется путем жеребьевки, порядок проведения которой устанавливается Регламентом КС РФ. В пленарных заседаниях участвуют все судьи Конституционного Суда Российской Федерации, в заседаниях палат — судьи, входящие в состав соответствующей палаты.

Также при суде работает  Научно-консультативный совет, состав, функции и порядок деятельности которого утверждаются Конституционным Судом.

Полномочия, порядок образования и деятельности Конституционного Суда РФ

определяются Конституцией Российской Федерации, Федеральным конституционным законом «О Конституционном суде Российской Федерации» и другими нормативными актами.

История

Идею создания специализированного органа, ответственного за соблюдение Основного закона страны, приписывают М.С. Горбачеву. Именно он предложил создать Комитет конституционного надзора СССР.Законодательно эта идея была воплощена 1 декабря 1988 года, когда в статью 125 Конституции СССР были внесены изменения и дополнения.

Комитет конституционного должен был проверять конституционность не только законов СССР, но и законопроектов, а также акты генерального прокурора, главного государственного арбитра и еще ряд других нормативных актов. В декабре 1991 года Комитет конституционного надзора СССР по собственной инициативе прекратил свое существование.

15 декабря 1990 года в Конституции РСФСР впервые появилось упоминание о Конституционном суде. В поправке, которая была одобрена Вторым Съездом народных депутатов РСФСР, говорилось о том, что Конституционный суд РСФСР должен избираться Съездом РСФСР, и что порядок его деятельности должен быть установлен отдельным законом. Закон был утвержден пятым Съездом 12 июля 1991 года.

29–30 октября 1991 года по представлению вновь избранного Председателя Верховного Совета Руслана Хасбулатова были выбраны 13 из 15 судей Конституционного суда.

30 октября состоялось первое рабочее совещание, а 14 января 1992 года – первое заседание, на котором было рассмотрено дело о проверке конституционности Указа Президента РСФСР «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР», которым он объединил в один орган министерства государственной безопасности и внутренних дел. Суд признал этот Указ не соответствующим Конституции, указав на то, что президент, подписав документ, превысил свои полномочия.

17 Применение конституционными и уставными судами субъектов российской федерации правовых позиций конституционного суда российской федерации при рассмотрении дел по вопросам социального обеспечения

УДК 349.3:342.4

Применение конституционными и уставными судами субъектов российской федерации правовых позиций конституционного суда российской федерации при рассмотрении дел по вопросам социального обеспечения

О.А. Самарина

Аспирант кафедры трудового права и социального обеспеченияПермский государственный национальный исследовательский университет614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15E-mail:Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов.

У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Рассматриваются правовые основы, история, формы применения правовых позиций, сформулированных Конституционным судом Российской Федерации, при осуществлении конституционного правосудия в субъектах Российской Федерации.

Ключевые слова: право социального обеспечения; правовые позиции; конституционные суды

Конституционный суд РФ (далее – КС РФ) и конституционные и уставные суды субъектов РФ являются частью единой судебной системы РФ, но осуществляют свою деятельность автономно друг от друга.

Инстанционная связь между ними отсутствует, однакоскладываются и развива­ются отношения в виде определенных правовых принципов, правил и процедур профессионального взаимодействия [4, с. 47; 6, с.

24–26]; в этих отношениях завершается формирование правовой взаимоза­висимости, сотрудничества и взаимопомощи [5, с. 71–73].

Правовой основой для этого является ряд положений федерального законодательства, закрепляющих единство судебной системы РФ, обязательность применения всеми судами Конституции РФ, федеральных законов, конституций (уставов) и других законов субъектов РФ; необходимость принятия судами решений в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу, признание обязательности исполнения на всей территории РФ судебных постановлений, вступивших в законную силу, а также обязательность решений КС РФ на всей территории РФ для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти. Эта обязательность в полной мере распространяется и на уставные (конституционные) суды субъектов РФ.

Согласно Конституции РФ защита прав и свобод человека и гражданина, социальная защита, включая социальное обеспечение, находятся в совместном ведении РФ и ее субъектов; по предметам совместного ведения издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ. Достаточно часто уставные и конституционные суды субъектов РФ при разрешении дел по вопросам социального обеспечения ссылаются на нормы Конституции РФ и федерального законодательства.

Говоря о применении судами Конституции РФ, нужно отметить, что ее положения реализуются уставными и конституцион­ными судами субъектов РФ как прямо, так и через при­менение в своих решениях правовых позиций КС РФ.

Региональными законами об уставных и конституционных судах в большинстве случаев прямо не предусматривается обязанность основывать позицию суда на правовых позициях КС РФ.

Лишь Закон Республики Саха (Якутия) устанавливает, что при разрешении дел в рамках конституционного контроля по вопросам совместного ведения РФ и Республики Саха Конституционный суд Республики Саха (Якутия) руководствуется Конституцией Республики Саха (Якутия), Конституцией РФ и федеральными законами, а также постановлениями КС РФ [2]. Принципиально новые положения содержатся и в Законе Свердловской области, где указано, что решение Уставного суда пересматривается судом, если в решении не учтена правовая позиция, сформулированная в решениях КС РФ [3].

В то же время в законах об уставных и конституционных судах имеются нормы, которые косвенно указывают на необходимость применения судами правовых позиций КС РФ.

Так, КС Республики Адыгея принимает решение по делу, оценивая как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе правовых актов [1]; аналогичные нормы содержатся и в законах ряда других субъектов РФ.

Очевидно, что когда мы говорим в данном контексте о толковании, о сложившейся правоприменительной практике, необходимо учитывать прежде всего толкования, которые дает КС РФ, и его правоприменительную практику по рассматриваемым вопросам, так как в случае, если аналогичные вопросы уже разрешались КС РФ, его правовые позиции, содержащиеся как в постановлениях, так и в определениях, имеют определяющее значение для правильного разрешения дела органом конституционной юстиции субъекта РФ в силу необходимости единого конституционного понимания аналогичных правовых норм.

Первоначально в решениях уставных и конституционных судов субъектов РФ при рассмотрении дел по вопросам социального обеспечения применялись правовые позиции КС РФ общего характера, вынесенные Судом при рассмотрении дел других категорий. Так, КС Республики Карелия в Постановлении от 25.02.

Читайте также:  Национальная гвардия в россии: заработная плата и льготы, что это, как попасть и чего ждать

1998, рассматривая оспариваемые нормы с точки зрения правомерности установления законодателем Республики Карелия непредусмотренной федеральными нормативными правовыми актами доплаты к пенсии в отношении лиц, прекративших свои трудовые отношения в связи с выходом на пенсию, привел следующую правовую позицию, выраженную в Постановлении КС РФ: «Президент РФ, являясь гарантом Конституции РФ… издает указы, восполняющие пробелы в правовом регулировании, по вопросам, требующим законодательного решения, при условии, что такие указы не противоречат Конституции РФ и федеральным законам, а их действие во времени ограничивается периодом до принятия соответствующих законодательных актов». Признав правомерным установление указанной доплаты законодателем Республики Карелия, Конституционный Суд РК признал не соответствующим Конституции РК ч. 3 ст. 22 Закона РК «О государственной службе Республики Карелия» по иным основаниям.

В Постановлении от 16.04.

2001 КС Республики Карелия применил правовую позицию КС РФ в том, что «…отсутствие соответствующего федерального закона по вопросам совместного ведения само по себе не препятствует субъекту РФ принять собственный нормативный акт, что вытекает из природы совместной компетенции. При этом после издания федерального закона акт субъекта РФ должен быть приведен в соответствие с ним». Оспариваемые нормы были признаны КС РК соответствующими Конституции РК.

Постановление КС РФ по делу о проверке конституционности ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ"

Именем Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя B.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Н.С.Бондаря, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева, М.И.Клеандрова, С.Д.Князева, А.Н.Кокотова, Л.О.Красавчиковой, C.П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, О.С.Хохряковой, В.Г.Ярославцева,

с участием представителя группы депутатов Государственной Думы — депутата Государственной Думы А.В.Романова, полномочного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации Д.Ф.Вяткина, представителя Совета Федерации — председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству А.А.

Клишаса, полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.В.Кротова, представителя Законодательного Собрания Иркутской области — заместителя председателя Законодательного Собрания Иркутской области А.Н.Лабыгина, представителя Губернатора Иркутской области — кандидата юридических наук А.А.

Выштыкайловой,

руководствуясь статьей 125 (пункт «а» части 2) Конституции Российской Федерации, подпунктом «а» пункта 1 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 74, 84, 85 и 86 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»,

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности частей 4, 5 и 51 статьи 35, частей 2 и 31 статьи 36 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» и части 11 статьи 3 Закона Иркутской области «Об отдельных вопросах формирования органов местного самоуправления муниципальных образований Иркутской области».

Поводом к рассмотрению дела явился запрос группы депутатов Государственной Думы. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые в запросе законоположения.

Заслушав сообщение судьи-докладчика Н.С.Бондаря, объяснения представителей сторон, выступления приглашенных в заседание представителей: от Министерства юстиции Российской Федерации — М.А.Мельниковой, от Генерального прокурора Российской Федерации — Т.А.Васильевой, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

установил:

1.

Федеральным законом от 27 мая 2014 года N 136-ФЗ в ряд статей Федерального закона от 6 октября 2003 года N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», определяющих модель разграничения полномочий между уровнями публичной власти в сфере организации местного самоуправления, в основе которой лежал порядок формирования органов местного самоуправления в соответствии с уставом муниципального образования непосредственно на основании названного Федерального закона, внесены изменения, предусматривающие в качестве общего правила решение данного вопроса с участием субъектов Российской Федерации. Федеральными законами от 23 июня 2014 года N 165-ФЗ и от 3 февраля 2015 года N 8-ФЗ в названный Федеральный закон внесены изменения, уточняющие возможные варианты замещения должности главы муниципального образования.

  • Группа депутатов Государственной Думы оспаривает конституционность следующих положений Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в ныне действующей редакции:

Как Конституционный суд обосновал законность отмены выборов губернаторов — Газета "Коммерсантъ" — Издательский Дом КоммерсантЪ

Порядок формирования органов госвласти субъектов РФ напрямую Конституцией не регламентируется. Провозглашая свободные выборы высшим выражением власти народа, основной закон в то же время не рассматривает выборы в качестве «единственно допустимого механизма формирования всех органов публичной власти на каждом из уровней ее организации».

К примеру, не избираются Совет федерации, председатель правительства и его заместители, федеральные министры.

То есть Конституция в целях уравновешивания основ государственности (таких, как демократия, суверенитет, государственная целостность и федерализм) допускает «возможность различных вариантов наделения полномочиями органов и должностных лиц публичной власти».

Оспоренные нормы не являются вмешательством в компетенцию субъектов РФ, поскольку в целях построения единой системы исполнительной власти федеральный законодатель должен установить единый для всех регионов порядок наделения полномочиями высшего должностного лица субъекта РФ.

При этом глава региона является элементом системы исполнительной власти и находится в отношениях субординации непосредственно с президентом РФ, который, «как глава государства, избираемый посредством всеобщих прямых выборов, обеспечивает согласованное функционирование всех органов госвласти».

18 января 1996 года КС принял постановление о неконституционности ряда положений устава Алтайского края, предполагавших избрание главы края региональным парламентом.

Однако эти оценки «не могут быть в полной мере использованы» для оценки нового порядка избрания губернаторов, поскольку положения Конституции применяются в том числе «посредством конкретизирующих их законов в определенной системе правового регулирования, притом в развивающемся социально-историческом контексте».

А правовые позиции, сформулированные КС «в системе прежнего правового регулирования и имевшей место в то время конституционной практики», могут уточняться либо изменяться «с учетом конкретных социально-правовых условий их реализации, в том числе с учетом изменений в системе правового регулирования».

Следовательно, тезис 1996 года о необходимости прямых выборов главы региона «не может быть истолкован как невозможность установления какого-либо иного порядка».

Полномочие президента РФ вносить в региональный парламент кандидатуру губернатора Конституцией непосредственно не предусмотрено.

Но это не мешает федеральному законодателю возложить подобное полномочие на президента, являющегося непосредственным представителем всего народа РФ.

Кроме того, это право президента не может рассматриваться как нарушение принципа разделения властей, поскольку окончательное решение о наделении полномочиями губернатора принимает законодательный орган субъекта.

Право принимать участие в прямых выборах губернатора не закреплено в качестве конституционного права гражданина РФ, нет его и в числе тех общепризнанных прав и свобод, которые в Конституции не названы. Это право закреплено лишь в некоторых федеральных законах, которые могут меняться.

К примеру, до 1995 года у граждан РФ было право избирать членов Совета федерации, которого они затем лишились. К тому же президент, внося кандидатуру губернатора, руководствуется, в частности, такими критериями, как профессионализм, компетентность и опыт, отвечающими требованиям к главе региона.

А парламент субъекта, утверждающий кандидатуру, является «полноправным органом народного представительства».

Полномочия конституционного суда рф — студопедия

ВОПРОС 3.

Полномочия, порядок образования и деятельности Конституционного суда РФ определяются Конституцией РФ (ст. 125, 128, и Федеральным Конституционным законом о Конституционном суде РФ от 21 июля 1994г.). Итак, рассмотрим данные вопросы в определенном выше порядке.

  • В целях защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции РФ на всей территории РФ Конституционный суд:
  • 1) разрешает дела о соответствии Конституции РФ:
  • а) федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ;
  • б) конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов РФ, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти РФ и совместному ведению органов государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ;
  • в) договоров между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ, договоров между органами государственной власти субъектов РФ;
  • г) не вступивших в силу международных договоров РФ;
  • 2) разрешает споры о компетенции:
  • а) между федеральными органами государственной власти;
  • б)между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ;
  • в)между высшими государственными органами субъектов РФ;
  • 3) по жалобам на нарушения конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле;
  1. 4) дает толкование Конституции РФ;
  2. 5) дает заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента РФ в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления;
  3. 6) выступает с законодательной инициативой по вопросам своего ведения;
  4. 7) осуществляет иные полномочия, предоставляемые ему Конституцией РФ, Федеративным договором и федеральными конституционными законами; может также пользоваться правами, предоставляемыми ему заключенными в соответствии со статьей 11 Конституции РФ договорами о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ, если эти права не противоречат его юридической природе и предназначению в качестве судебного органа конституционного контроля.

Конституционный суд РФ решает исключительно вопросы права. Конституционный суд РФ при осуществлении конституционного судопроизводства воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов. Полномочия Конституционного суда РФ не ограничены определенным сроком.

Если провести сравнительный анализ полномочий Конституционного суда РФ по законодательству 1991 г. и его полномочий по Федеральному закону 1994 г.

Читайте также:  Налоговый вычет по ипотеке в 2020 году: правила, порядок и особенности получения, необходимые документ

можно сделать вывод, что сфера контроля Конституционного суда заметно сузилась.

В то же время это ограничение сферы юрисдикции Конституционного суда может быть оценено и как «работающее» не только на его деполитизацию, но прежде всего — его разгрузку с целью эффективной работы но иным основным направлениям.

Сегодня конституционный контроль актов федеральных органов ограничен актами высших звеньев законодательной и исполнительной ветвей власти и актов главы государства.

В отличие от унитарных европейских стран сфера юрисдикции Конституционного суда РФ не распространяется на акты местного самоуправления.

В том числе и в проекте Закона РФ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» соответствующие вопросы отнесены к общему судебному порядку (ст.46.2 проекта).

Акты субъектов федерации требуют особого анализа.

Говоря о перечне актов, хотелось бы обратить внимание на нерешенность вопроса о федеральных конституционных законах – новой разновидности законов в РФ, впервые предусмотренной Конституцией 1993 г.

Являются ли они объектами охраны Конституционным судом либо объектами проверки в Конституционном суде, т.е. конституционно-контрольной экспертизы?

Как известно, по своей юридической силе (процедуре принятия) они весьма близки, но полностью не совпадают с законами об изменении и дополнении Конституции. Затрагивая тему о перечне актов, хотелось бы остановиться и на проблеме предварительного конституционного контроля. Специфика России не просто в сдержанном, но и в отрицательном отношении к проектам нормативных актов.

В новом Законе о Конституционном суде проекты актов не упоминаются в перечне подлежащих проверке в Конституционном суде. А в прежнем законе 1991 г. содержался прямой запрет на такое полномочие. В ст.32.

6 говорилось, что Конституционный суд не вправе осуществлять предварительный контроль и рецензирование проектов договоров и нормативных актов, высказывать суждения о конституционности неподписанных договоров, не принятых нормативных актов и т.д.

Это одно из немногих своеобразий, которые должны быть учтены как корректирующие к общему выводу о предельно широком круге актов, могущих стать объектами проверок в Конституционном суде РФ.

Закон о Конституционном суде РФ более ясно и детально урегулировал вопросы, касающиеся дел о конституционности законов по жалобам на нарушения конституционных прав и свобод граждан. Данное полномочие суда имеет важнейшее значение в деле правовой защиты личности.

Положения предыдущего акта, касающиеся конституционности правоприменительной практики, связанной с деятельностью суда по охране конституционных прав и свобод граждан были весьма сложны и заюридизированы.

Значительно упрощена ныне и процедура возбуждения такого рода дел. Жалобы на нарушения конституционных прав и свобод граждан могут быть индивидуальными или коллективными.

Они допускаются при двух условиях: если закон затрагивает конституционные права и свободы граждан: если закон применен или подлежит применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде, или ином органе, применяющем такой Закон.

Налицо преодоление ранее существовавшего положения, когда гражданин, чьи права нарушены, перед обращением в Конституционный суд должен был пройти множество инстанций.

Важное значение имеют и предусмотренные последствия принятия жалобы к рассмотрению. Прежде всего, Конституционный суд уведомляет об этом рассматривающий дело суд или иной орган, в котором применен или подлежит применению обжалуемый закон.

Это не обязывает приостановить производство по делу, но вместе с тем суд или иной орган, рассматривающие дело, вправе приостановить производство до принятия решения Конституционным судом.

Установлено, что если последний признает закон, примененный в конкретном деле, не соответствующим Конституции РФ, дело, во всяком случае, подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке.

Изменены полномочия Конституционного суда, связанные с процедурой отрешения Президента от должности. Теперь Конституционный суд дает лишь заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президенту в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления, а не о наличии оснований для отрешения от должности, как это было ранее.

Такие действия Конституционный суд принимает по запросу Совета Федерации.

Если суд принимает решение о несоблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президенту РФ в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления, то предусмотренное Конституцией рассмотрение обвинения прекращается. Во всех остальных случаях окончательное решение об отрешении Президента РФ от должности принимает Сонет Федерации.

Конституционный суд РФ согласно новому законодательству кроме этого утратил также еще ряд полномочий, имевшихся у него ранее. Из компетенции этого органа исключено рассмотрение дел конституционности партий, общественных объединений, действий и решений всех высших должностных лиц РФ и ее субъектов, о даче заключений о наличии оснований для их отречения от должности.

Теперь нет у Конституционного суда и права давать заключения о наличии у соответствующих должностных лиц стойкой неспособности по состоянию здоровья осуществлять связанные е их деятельностью полномочия.

По-новому решен ряд вопросов, связанных с субъектами, которые вправе возбуждать дела в Конституционном суде. Ранее действовавшее законодательство предоставляло суду право рассмотрения вопросов по собственной инициативе.

Такая практика имеет место и в некоторых зарубежных государствах, новое законодательство не предоставляет Конституционному суду права рассмотрения вопросов по собственной инициативе. Таким образом, обеспечивается принцип объективности и беспристрастности в деятельности этого органа.

Ранее с запросами в Конституционный суд РФ о проверке конституционности мог обратиться любой депутат парламента, теперь – пятая часть состава каждой из палат парламента.

Право возбуждения дел в Конституционном суде общественными организациями ограничивается в настоящее время лишь возможностью подачи жалоб на нарушения конституционных прав и свобод граждан.

Все это, конечно же, свидетельствует об определенном стремлении исполнительной и законодательной власти подмять конституционную опору, хотя, в общем-то, наверное, есть в этом и попытка предотвратить перенесение политических вопросов и дебатов в зал Конституционного суда.

Конечно, новое законодательство отчасти также и несколько расширило полномочия Конституционного суда путем предоставления ему новых прав.

Речь идет проверке конституционности законов по запросам судов и праве толкования Конституции Российской Федерации, однако, как кажется, это всего лишь заигрывание власти в демократию, построить по настоящему которую нам еще только предстоит.

Вообще на сегодняшний день в арсенале Конституционного суда РФ две формы толкования конституционных норм.

Одна из них свойственна всем Конституционным судам и составляет основное содержание их деятельности: это – толкование конституционных норм и положений в связи с рассмотрением конкретных споров, будь то вопрос о соответствии нормативного акта конституции, спор о компетенции между государственными органами, между федерацией и ее субъектами или, наконец, вопрос о соответствии международного договора Конституции страны.

Вторая форма – это так называемый прямой запрос о толковании, которое не связано с решением вопросов, отнесенных к компетенции Конституционного суда. Возможность такого прямого запроса достаточно редкое явление. B зарубежной практике судебного конституционного контроля встречается (как это было, например, в ФРГ) в первые годы действия новой Конституции.

Такова ситуация в России, где новая Конституция 1993 г. отличается во многих отношениях от предыдущих и к тому же является Конституцией жесткой: вносить в нее поправки достаточно сложно.

Отсюда и предоставленная определенной категории субъектов конституционного права возможность обратиться с прямым запросом о толковании в Конституционный суд РФ и обязанность суда дать толкование той или иной нормы Конституции, соотношения норм, правового содержания использованных в тексте понятий и т.п.

Конституционный перечень правомочных на то субъектов включает: Президента РФ, каждую из палат Федерального Собрания, Правительства РФ, орган законодательной власти каждого из субъектов РФ (ч.5 ст. 125).

Таким образом, Конституционный суд имеет две возможности толкования Конституции: прямо предусмотренную Конституцией (ч.5 ст.

125), по запросам перечисленных выше субъектов (ранее такого правомочия Конституционный Суд не имел) и имплицитно присущую при решении споров о конституционности нормативных актов, споров о компетенции и иных вопросов, отнесенных Конституцией к ведению Конституционного суда РФ.

Примером реализации

"Правовые позиции КС РФ по отдельным вопросам"

  • КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  • ПРАВОВЫЕ ПОЗИЦИИ КС РФ ПО ОТДЕЛЬНЫМ ВОПРОСАМ
  • В настоящем разделе представлены подготовленные Секретариатом Конституционного Суда информационно-тематические подборки правовых позиций Конституционного Суда.

В научной литературе есть разные определения «правовых позиций Конституционного Суда».

При составлении данного материала в таком качестве рассматривались высказанные в его постановлениях и определениях аргументированные суждения и относительно содержания положений Конституции Российской Федерации, и относительно конституционного смысла положений нормативных правовых актов.

Они имеют значение в деятельности самого Конституционного Суда как основания принимаемых им в дальнейшем решений. Также они являются ориентиром для нормотворческих органов и правоприменителей.

Отбор тем для информационно-тематических подборок правовых позиций проводится в соответствии с критерием общественной значимости, возможного интереса для широкого круга граждан. Их состав будет пополняться.

Подборки не претендуют на отображение исчерпывающего состава правовых позиций по соответствующей теме: представлены наиболее значимые, по мнению составителей, из них.

Решения Конституционного Суда, в которых содержатся правовые позиции по отдельным вопросам, даны в хронологическом порядке.

В основном упор сделан на правовые позиции последнего времени, хотя нередко они имеют основу в более ранних решениях.

БОРЬБА С КОРРУПЦИЕЙ < 1 >

< 1 > Настоящее информационно-тематическое собрание правовых позиций подготовлено Секретариатом Конституционного Суда Российской Федерации и не является исчерпывающим. Решения КС РФ, в которых содержатся правовые позиции, даны в хронологическом порядке.

  1. по состоянию на февраль 2019 года
  2. Определение от 19 июня 2012 года N 1169-О/2012
  3. Пункт 2, абз. 3:

Установление в законе наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в отношении лиц, осужденных за совершение преступлений коррупционного характера […] согласуется с положениями Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и Конвенции ООН против коррупции от 31 октября 2003 года […

] которые предусматривают в целях обеспечения выполнения договаривающимися сторонами обязательств по защите демократических институтов и ценностей, предупреждению, искоренению коррупции и формированию антикоррупционной политики установление временного запрета на занятие определенных должностей в публичном и частном секторах лицами, осужденными за преступления коррупционного характера […].

Определение от 25 февраля 2013 года N 334-О/2013

Пункт 2, абз. 5:

[…

] [Установление в Федеральном законе «О противодействии коррупции» обязанности работодателя сообщать в десятидневный срок представителю нанимателя (работодателю) государственного или муниципального служащего по последнему месту его службы о заключении трудового или гражданско-правового договора на выполнение работ (оказание услуг) с гражданином, замещавшим определенные должности государственной или муниципальной службы, в течение двух лет после его увольнения с государственной или муниципальной службы] направлено на повышение эффективности противодействия коррупции и основывается на принципах приоритетного применения мер по предупреждению коррупции и комплексного использования политических, организационных, информационно-пропагандистских, социально-экономических, правовых, специальных и иных мер для борьбы с этим явлением. […] Тем самым данная норма ориентирована на обеспечение безопасности государства, а потому не может рассматриваться как нарушающая конституционные права граждан.

Читайте также:  В 2018 г. вырос размер выплат почетным донорам

Постановление от 10 октября 2013 года N 20-П/2013

Пункт 2.2, абз. 1:

Правовая демократия, чтобы быть устойчивой, нуждается в эффективных правовых механизмах, способных охранять ее от злоупотреблений и криминализации публичной власти, легитимность которой во многом основывается на доверии общества.

Создавая соответствующие правовые механизмы, федеральный законодатель вправе установить повышенные требования к репутации лиц, занимающих публичные должности, с тем чтобы у граждан не рождались сомнения в их морально-этических и нравственных качествах и, соответственно, в законности и бескорыстности их действий как носителей публичной власти, в том числе использовать для достижения указанных целей определенные ограничения пассивного избирательного права.

Определение от 14 января 2014 года N 94-О/2014

Пункт 2, абз. 6:

[…

] правовое регулирование [предусматривающее, что непредставление лицами, замещающими должности государственной службы, работниками органов и учреждений прокуратуры, сотрудниками органов внутренних дел, таможенных органов, судебными приставами, военнослужащими и др. сведений (представление заведомо недостоверных или неполных сведений, представление заведомо ложных сведений) о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера супруги (супруга) и несовершеннолетних детей является основанием для освобождения таких лиц от замещаемой должности, увольнения с замещаемой должности, либо для применения к ним иных мер юридической ответственности], направленное на предотвращение и преодоление коррупции, обусловлено спецификой государственной службы, поступая на которую гражданин реализует право на свободное распоряжение своими способностями к труду (статья 37, часть 1, Конституции Российской Федерации) и добровольно избирает профессиональную деятельность, предполагающую наличие определенных запретов и обязанностей, связанных с реализацией особых, публично-правовых полномочий. Специфика государственной службы как профессиональной деятельности по обеспечению исполнения полномочий государственных органов предопределяет правовой статус государственных служащих, исходя из особенностей которого, обусловленных характером выполняемой ими деятельности и предъявляемыми к ним квалификационными требованиями, законодатель вправе в рамках своей дискреции определять с помощью специального правового регулирования права и обязанности государственных служащих, налагаемые на них ограничения, связанные с государственной службой, а также предоставлять им соответствующие гарантии с учетом задач, принципов организации и функционирования того или иного вида государственной службы и, следовательно, требует в соответствующем правовом регулировании соблюдения баланса частных и публичных интересов. […]

4 Тема

Гражданин Зелюкин К. Б.
обратился в Конституционный Суд РФ с жалобой на нарушение его прав и свобод
Федеральным законом «О статусе депутата Государственной Думы и члена Совета
федерации Федерального Собрания Российской Федерации».

Основанием послужил
отказ Прокопьевского федерального районного суда Кемеровской области обязать
депутата Государственной Думы ФС РФ Н. А. Останину, избранную по региональной
части федерального списка кандидатов в депутаты Государственной Думы ФС РФ, выполнить
наказы избирателей, данные ей во время предвыборной кампании.

Районный суд,
ссылаясь на нормы указанного федерального закона, сделал вывод, что в
Российской федерации установлен свободный, а не императивный мандат.

Оспаривая данное
положение в Конституционном Суде РФ, К. Б. Зелюкин ссылался на принцип
народного суверенитета, закрепленный в ст. 3 Конституции РФ.

Поскольку народ
осуществляет свою власть через представителей, этим представителям могут
даваться указания относительно их действий; аналогичным образом их действия
ограничиваются предвыборной программой.

Государственная Дума РФ и Президент РФ
в своих возражениях ссылались на то, что принцип свободного мандата действует
во многих демократических странах, этот принцип в полной мере соответствует
понятию и правовому содержанию народного суверенитета.

Смыслом представительной
демократии является представление не воли граждан, а их объективных интересов,
далеко не всегда ими осознаваемых ввиду недостатка необходимой информации и
подготовленности.

Каково юридическое содержание принципа народного суверенитета
(ст. 3 Конституции РФ)? Государственные органы должны следовать интересам или
воле избирателей? Каков должен быть механизм выявления этой воли или этих
интересов? Какое решение должен принять Конституционный Суд РФ?

Проблема реализации
принципа народного суверенитета; вопрос соотношения обязанности следовать
народной воле и неким общественным интересам. 

Принцип народного
суверенитета 

Государственная власть
опирается на народную волю, на народный суверенитет и имеет своим источником
власть народа. Принцип народного суверенитета как принцип демократического
государства указывает на необходимость осуществления государственной
власти от имени народа и в его интересах.

Народ – носитель власти и
высший критерий осуществления этой власти. Если власть осуществляется по воли
народа, она имеет юридическую основу, если нет – она такой основы лишена.
Этот принцип самый основной, самый ключевой, самый базовый для всего
конституционного строя.

Всеобщая декларация прав человека гласит, что воля
народа должна быть основой власти правительства.

Народ может осуществлять
свою власть непосредственно, но непосредственная демократия очень сложна
в осуществлении и не всегда жизнеспособна, именно поэтому и появилась идея
представительной демократии, когда право
на осуществление власти передается представителям
, которые и должны
руководствоваться волей или интересами. 

Воля и интересы народа 

Отсюда возникает проблема
чем именно должны руководствоваться представительные органы: интересами
граждан, или волей народа? Воля и интересы народа – основа власти
правительства, это то, что должно воплощаться в политике.

Воля граждан с
их интересами зачастую не совпадает, у граждан представление о своих
интересах зачастую искажены. В силу недостатка информации, профессиональной
подготовки, граждане зачастую не могут определить, что именно соответствует их
интересам.

К тому же, учитывая, что воля не может быть столь легко выявлена для
коллективного субъекта в то время как интересы более объективные.

Еще Еллинек в
своей работе «Общее учение о государстве» отмечал, что воля народа – это
понятие неопределенное, и ее формирование не может осуществляться путем
простого сложения частных воль; во-вторых, воля народа непостоянна и
выражает скорее сиюминутные желания; в-третьих, воля избирателей может
заключаться зачастую в том, чтобы избегать различных обязанностей:
не платить налоги, не служить в армии и т.д., но это явным образом
расходится с разумной необходимостью и их объективными интересами. Граждане
платить налоги не хотят, но выполнять данную конституционную обязанность в их
интересах. То есть происходит расхождение
воли и интересов
. Впоследствии Арановский и другие, продолжая эту идею,
говорили о том, что множественность воль не образует единой воли. Более того, объективный интерес постоянен. В
то же время идея того, что государственные органы должны решать за граждан,
соответствует то или иное решение их интересам или нет, она способно уничтожить
основу самого принципа народного суверенитета. 

Понятие народ 

Соответственно, все эти
отношения, вся эта характеристика предполагает, что представительное учреждение
во всей системе государственных органов наиболее непосредственно реализует, представляет и реализует интересы
граждан.

Поскольку спросить граждан чаще всего по каким-то вопросам
государственной политики невозможно, то спрашивают представители граждан, эти
представители оказываются выражающими, те интересы, которые имеет сам носитель
власти – народ.

Если согласиться с тем, что теоретически проявление воли
возможно, возникает проблема с определением понятия «народ», так как следует
понять, чью волю выявлять. В выборах и референдумах участвуют не все, так как
многим в силу возраста или других цензов такое право не предоставлено.

Под
волей народа будет подразумеваться то, как высказалась только часть населения.
Также есть проблема того, что голоса «проигравших» не учитываются. 

Депутатский мандат 

СВОБОДНЫЙ МАНДАТ-Независимость
депутата предполагает его свободу от чьих бы то ни было указаний, возможность
беспрепятственного осуществления полномочий, недопустимость неправомерного
вмешательства в его деятельность, свободу от различных форм группового давления
— партийного, корпоративного, регионального, местнического и т.п.

Избранная в
депутаты гражданка Останина получила от избирателей в ходе избирательной
кампании перечень «наказов», однако она не обязана им следовать, они не имеют
силы.

Согласно фз «о статусе члена СФ и депутата ГД ФС РФ» депутат обязан
поддерживать связь со своими избирателями, встречаться с ними в установленном
законом порядке в целях информирования о своей деятельности. Избиратели не
могут приказать что-либо кандидату, они вправе выбрать кандидата, программа
действий которого отвечает их интересам.

То есть существуют программы
обратной связи избирателей и депутатов. Однако заявитель в задаче настаивает
на императивном мандате как на механизме, обеспечивающем народный
суверенитет, но как уже отмечалось, с ним связаны риски злоупотребления
полномочиями. 

Когда говорят о
депутатском мандате, то речь идет о переданном в результате выборов праве
депутату действовать от имени тех избирателей, которые участвовали в его
избрании.

В этом смысле императивный
мандат считается категорически недопустимым,
поскольку он позволяет
манипулировать и ставить депутата в зависимость от некоторых, в т.ч.
партийных структур.

он не соответствовал бы конституционному определению
парламента РФ как законодательного органа РФ, представляющего интересы всего
российского народа 

В Российской Федерации,
как в любом демократическом правовом государстве, депутат законодательного
(представительного) органа государственной власти наделен специальным
публично-правовым статусом.

Участвуя в законотворчестве и осуществлении других
функций, возложенных в системе народовластия на парламент, депутат является
представителем всего народа (в общероссийском парламенте) или представителем
всех граждан, проживающих в субъекте РФ (в законодательном органе
государственной власти данного субъекта Российской Федерации), при этом он
связан лишь Конституцией РФ и своей совестью (принцип так называемого
свободного мандата
) (Постановление Конституционного Суда РФ от 12
апреля 2002 года N 9-П, определения Конституционного Суда РФ от 4 декабря
2007года N 797-О-О и от 19 мая 2009 года N 598-О-О). 

Граждане передают
представителям право осуществления власти в отношении них самих.

Сам факт
создания представительного учреждения содержит некий элемент самообязывания,
обязывания следовать тем указаниям, которые издадут представители граждан,
однако после передачи представителям полномочий , права действовать от своего
имени, избиратели не могут принуждать их к определенным действиям. Именно
вследствие отсутствия выработанных механизмов определения воли народа, а не некого
абстрактного интереса и возникает проблема диссонанса самой воли и ее
осуществления представителями на практике. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *