Минздрав внедряет механизм сокращения очередей в поликлиниках 

Оптимизация медучреждений в РФ привела к росту смертности пациентов городских и муниципальных больниц на 2,6% в среднем по стране. Ожидаемого роста эффективности и доступности медицинской помощи не произошло, сообщается на сайте Счетной палаты.

Как говорится в документе, в рамках так называемой оптимизации социальной сферы число медицинских работников сократилось на 90 тыс. человек. Больше всего сокращение коснулось врачей клинических специальностей. Это привело к снижению доступности услуг и ухудшению их качества.

Кроме того, как говорится в отчете ведомства, более 11 тыс. поселков находятся как минимум в 20 км от ближайшей медицинской организации, где есть врач. «Скорая помощь» в ряде случаев едет к пациенту больше 60 минут.

О том, что стоит за новой «оптимизацией» здравоохранения и что этому противопоставить, рассказал в интервью Накануне.RU заместитель председателя комитета Госдумы по охране здоровья, депутат от Пермского края Олег Куликов.

Вопрос: Расскажите, как Вы можете оценить данные Счетной палаты? Согласитесь ли с ее выводами?

Минздрав внедряет механизм сокращения очередей в поликлиниках 

Олег Куликов: Согласен. Считаю, что Счетная палата достаточно мягко оценила так называемую «оптимизацию системы здравоохранения». Мы с этой оптимизацией уже год боремся.

Оптимизация наиболее емко себя проявила в Москве, где было сокращено 28 медучреждений, в том числе за год – более 10 тыс. коек. Уволено 10 тыс. медработников, из них порядка 6 тыс. – врачи.

 Это было сделано «подпольно»: не советовались с медицинской общественностью, никто из них не знал о планах чиновников. Началось просто предъявление медицинским работникам уведомлений, что они будут уволены, чтобы начинали искать работу.

При этом резко сокращается доступность медицинской помощи. Бесплатная медицинская помощь заменяется платной. Подобный опыт Москвы – самого богатого города России – переносится в регионы.

Сокращение медицинских учреждений объясняют тем, что, якобы, по-другому нельзя выполнить указы президента. Но их и так трудно выполнить, потому что они источник повышения зарплаты не определяют.

Я считаю это решение «оптимизировать» систему здравоохранения ошибочным.

Во многом здесь мы наблюдаем конфликт интересов, не знаю, каким способом в собственность будут передаваться 28 медучреждений, находящихся в очень привлекательных местах: за городом, с большими площадями участков, это очень лакомый кусок для жилищного строительства, для строительства гостиниц, других строительных жилищных проектов. Мы выступаем категорически против этих планов, потому что в таком случае резко снижается доступность и качество медицинской помощи. Многим гражданам платная помощь не по карману.

Минздрав внедряет механизм сокращения очередей в поликлиниках 

Да, можно оправдать все это кризисом, но в кризис вообще ничего сокращать нельзя: увеличивается число больных, у нас и так прогрессируют хронические заболевания, увеличивается количество психозов, неврозов и всяких суицидальных проявлений.

По Москве, кстати, я писал два письма Собянину. Фракция обращалась по поводу оптимизации здравоохранения с письмом к президенту.

Московскую проблему обсуждала и Общественная палата, и Совет Федерации, и Совет по правам человека при президенте, давались негативные оценки. И «Народный фронт» давал негативную оценку.

Даже президент сказал, что не продумана оптимизация, но в дальнейшем он смягчился в своей оценке.

Закрыто несколько больниц «Скорой помощи» в Москве. Фактически, дан запрет на госпитализацию по ряду болезней. Больницы, «Скорые помощи» закрывают, больных некуда госпитализировать, нарушены все пути маршрутизации.

Людям отказывают, больные умирают дома. Люди, которые завтра умрут, сегодня попадают домой. Недаром впервые за многие годы в Москве прошло несколько митингов против оптимизации.

Один из больших митингов прошел в ноябре, где, по разным оценкам, присутствовало больше 10 тыс. человек.

Вопрос: Почему, на Ваш взгляд, государство решило массово сокращать тех, кто призван беречь главное, что есть в его арсенале – здоровье нации? Неужто нет других сфер для оптимизации?

Олег Куликов: Думаю, тут две причины. Кто-то внушил и активно пытается это использовать, что в России и Москве – «лишнее» количество коек. Что много больных их занимают.

За рубежом койка в среднем занимает 6-7 дней, у нас – 13-14 дней. Мол, мы должны использовать зарубежный опыт и в дальнейшем держать этих больных или дома, или в поликлиниках.

Но дома они не могут, на Западе – они забыли – лекарственные препараты бесплатны.

Минздрав внедряет механизм сокращения очередей в поликлиниках 

Во-вторых, у нас нет дневных стационаров. Даже в Москве их нет. Поликлиники для этого не предназначены. И потом, количество коек у нас не такое большое.

Якобы, у нас врачей значительно больше. Значит, говорят, и врачей надо сокращать. За рубежом количество врачей определяется только по количеству врачей лечебных специальностей. Без лаборантов, без рентгенологов, без управленческого персонала, без санитарных врачей. Если вот это все убрать, количество врачей будет одинаковым. А заболеваемость в России при этом — повышенная.

Хочу еще раз обратить внимание: закрываются больницы, медучреждения в той же Москве в местах, наиболее привлекательных для жилищного строительства: рядом с Белым домом, напротив стадиона «Лужники», на набережной Москва-реки, то есть это те учреждения, про которые даже сам персонал понимает, что их хотят использовать для строительства гостиниц к Чемпионату мира.

А потом, понимаете, сейчас социальный блок в Правительстве курирует Голодец. Она уже «реформировала» Академию наук: фактически, она стоит у истоков разрушения, уничтожения академии.

Реформирует систему здравоохранения, пытается заменить государственное, доступное здравоохранение платным. В Москве 15% родов выполняются уже коммерческими фирмами за деньги. При этом средние роды стоят 200-300 тыс. руб.

, что недоступно большинству москвичей.

Минздрав внедряет механизм сокращения очередей в поликлиниках 

Вопрос: То есть, объективных причин для подобных сокращений нет? 

Олег Куликов: У нас здравоохранение страшно недофинансировано. Двукратно. Уже 40% в результате недофинансирования люди сами платят за здравоохранение. У нас бюджетное финансирование идет из различных источников. Это 4% ВВП. Необходимый минимум, который рекомендует Всемирная организация здравоохранения – 7% ВВП.

У нас здравоохранение не может быть дешевле, чем за рубежом. В результате глобализации мы лекарства покупаем за рубежом в 2-3 раза дороже. Оборудование мы покупаем за рубежом в 2-3 раза дороже. Кадры у нас подготовлены хуже. Коммунальные платежи – выше, чем за рубежом. Как же может быть дешевле? У нас дороже оно, а финансируется хуже. Вот объективные стороны.

Развивать надо, увеличивать, а не снижать.

Вопрос: Вернемся к отчету ведомства — там также говорится, что более 11 тыс. поселков находятся как минимум в 20 км от ближайшей медицинской организации, где есть врач. А в 17,5 тыс. населенных пунктов нет никакой медицинской инфраструктуры. К чему это приведет?

Олег Куликов: За последние 15 лет в стране сокращено 60% медучреждений. Естественно, стала менее доступной медицинская помощь. Естественно, это приведет через некоторое время к резкому росту смертности населения.

У нас примерно 170 тыс. населенных пунктов, из них примерно 50 тыс. – с населением меньше 100 человек. Естественно, в этих населенных пунктах никакой медицинской инфраструктуры создать невозможно. Нет врача, фельдшера.

Тут должна быть маршрутизация, система диспансеризации, раннего выявления людей со степенью риска, то есть другая система организации здравоохранения.

Или врачебные участки с последовательным посещением: сегодня – один населенный пункт, завтра – другой, а не так, что постоянно нет медучреждения. Хотя бы раз-два в месяц. Но об этом никто не думает.

Минздрав внедряет механизм сокращения очередей в поликлиниках 

Вопрос: В результате оптимизации выросла смертность на дому. Аудиторы СП полагают, что виной этому – неправильная организация медицинской помощи. Почему, учитывая это, оптимизация до сих пор в силе? Ведь не первый же месяц она действует?

Олег Куликов: Некоторые наши ответственные за здравоохранение в Правительстве считают, что у нас раздуто количество медучреждений, кадров, при этом они глубоко не вникают в проблему. За рубежом другая плотность населения. При другой плотности населения проще оказать медицинскую помощь.

Если у нас один населенный пункт от районного или регионального центра удален на 100 км, значит, он полностью удален от здравоохранения. У нас средняя плотность населения по стране – 8 чел/км, в Западной Европе – 300 чел/км. Плотность в десятки раз другая, условия совершенно другие, количество медучреждений.

Там – другая продолжительность жизни. Она на 15 лет больше, чем в России. А почему она больше? Они – более здоровые люди, чем мы. У них есть реабилитационные койки. Если сокращаются т.н. «активные койки», то у них есть реабилитационные, которых в четыре раза больше, чем у нас. Или у нас вообще их нет.

Мы в октябре с Калашниковым, председателем комитета, внесли поправку в закон «Об основах охраны здоровья граждан». Называется «О порядке оптимизации и ликвидации медицинских учреждений». Там прописано, на каком основании эти учреждения можно ликвидировать.

В городе должна быть создана комиссия из представителей законодательной, исполнительной властей, медучреждений, профсоюзов, обществ больных, которая должна оценить, к чему это приведет. В случае негативной оценки никакой оптимизации и закрытия не должно происходить. То же самое на селе.

Плюс на селе – сходы граждан, которые должны дать свою оценку, закрывать учреждения или нет. Подобные законы приняты в культуре, по библиотекам.

Этот закон должен был в пятницу обсуждаться, но перенесен на две недели.

Вопрос: Почему, на Ваш взгляд, оплата труда выстроена так, что врачам приходится работать, явно превышая необходимые лимиты, дабы заработать не запредельные, а хотя бы нормальные деньги?

Олег Куликов: В целом состояние здоровья наших граждан ниже, чем за рубежом, в несколько раз. Во-вторых, нормативы – от 5 до 10 минут на больного – те, которые не позволяют ни внимательно осмотреть больного, ни поставить диагноз, что заставляет больного дважды, трижды приходить на прием.

Время врача занимают вторичные, третичные больные.  С другой стороны, есть ошибки менеджмента. То, что у нас не планировалось несколько лет назад большое количество врачей первичного звена.

Это те диспетчеры, являющиеся фильтром, квалифицированно распределяющим этих больных по более узким специалистам или на анализы.

Ну и низкая подготовка кадров, низкая производительность врачебного труда, когда надо не только посмотреть больного, но и потом это все описать. То есть этот человек остается и два-три часа описывает и заносит в историю болезни то, что видел.

Это еще связано с тем, что у нас врач ведет прием один, без сестры. В среднем, у нас на одного врача – полторы сестры с учетом больниц, а норма европейская – больше трех. Естественно, тут с бору по сосенке набираются проблемы здравоохранения.

Минздрав внедряет механизм сокращения очередей в поликлиниках 

Вопрос: Чем, на Ваш взгляд, можно сегодня привлечь молодого врача на село?

Олег Куликов: Мы даже приняли закон о так называемом «сельском докторе». Это если изъявляет кто-то вдруг желание поехать на село, если есть там больница – сельская или фельдшерско-акушерский пункт – то врач на три года заключает договор с администрацией и получает 1 млн руб. «подъемных». В дальнейшем администрация предлагает ему жилье.

Минздрав внедряет механизм сокращения очередей в поликлиниках 

Но у нас населенные пункты сельские в таком состоянии, если без школы, дорог, инфраструктуры, то даже в таких условиях не хотят молодые специалисты ехать в эти сельские больницы. Теоретически эта программа работает, но в прошлом году она была выполнена на 50%. Это проблема комплексная, это проблема еще социального развития наших сельских населенных пунктов.

Вопрос: Как Вы считаете, будут ли социально-политические последствия такой оптимизации в регионах? Во что это может вылиться?

Олег Куликов: Наш народ терпеливый. Думаю, социально-экономических последствий не будет. Одно из первых последствий, которое мы увидели уже, это снижение престижа и авторитета врача.

Еще древние говорили, что врач подобен Богу. Теперь этого уже нет и, думаю, это приведет к другим последствиям: если врач не зарабатывает легальные деньги, то будут увеличиваться поборы с населения. Или вообще врачи будут уходить из профессии.

Читайте также:  Категории здоровья для службы в армии: критерии и группы здоровья для срочников и контрактников

Уже сейчас выпускники вузов только на 60% идут в профессию, остальные не идут в нее.

Минздрав внедряет механизм сокращения очередей в поликлиниках 

Вопрос: Какой бы Вы предложили механизм оптимизации? Как выстроить эту работу?

Олег Куликов: Как можно это выстроить? Это же все связано с определенной моделью экономической и хозяйственной деятельности в нашей стране. Я считаю, что нужно принимать законодательные меры по обеспечению бесплатными лекарствами людей.

Для этого нужно восстанавливать собственную фармацевтическую промышленность. Потому что наиболее эффективные лекарственные препараты у нас ввозятся из-за рубежа, это примерно 80%.

У нас разрушена наука тонко-химических технологий и производства лекарственных препаратов.

Начинать надо с многого. У нас понизилась квалификация подготовки медицинских кадров. У нас в 2-3 раза больше врачебных ошибок, чем в любой стране Европы. Отсюда и повторные госпитализации.

У нас плохое физическое состояние здоровья. У нас граждане не привыкли заботиться о своем здоровье. У нас много рисков для здоровья: курение, алкоголизм, наркомания.

По оценкам, мы – третья страна в мире по количеству выкуренных сигарет и, кстати говоря, у нас в стране – четыре транснациональных табачных монополии. Потому что табачная промышленность — грязная, много отходов.

Вот они нас используют, как колониальную страну, для изготовления табачных изделий, и потом экспортируют по всему миру. Последствия курения табака – 200-300 тыс. смертей в год. Многие хронические заболевания развиваются на стадии плода.

Алкоголизм стал сейчас меньше за последние годы примерно на три литра на человека, если в расчете на чистый спирт, но все равно можно говорить о домашнем типе алкоголизма.

Мало занятий спортом. Спорт начинается в семье и школе. В школе должен быть спортзал, манеж, стадион, каток и бассейн. Редкая школа попадает под такой стандарт. Дети должны проводить время на воздухе, летом должны оздоровляться.

У нас практически все отдыхали в пионерских лагерях. Теперь у нас 90% детей летом отдыхают в так называемых «городских лагерях». То есть при школе организуют группу продленного дня. Естественно, это не оздоровление, на асфальте.

Есть очень много проблем. Государство ушло из социальной сферы. Как ушло из экономики. Вообще-то, по большому счету, нужна смена курса.

Власть, которая может решать эти проблемы для себя любым путем, будь то в России или за рубежом, она не видит этой проблемы для других. Можно посмотреть на примере сферы образования.

Дети миллиардеров и бедных могут встретиться в одном вузе, но в одной больничной палате они никогда уже не встретятся.

Минздрав РТ: «Запланировано к 2024 году обеспечить укомплектованность врачами до 95%»

Официальные ответы министерства здравоохранения РТ на вопросы читателей «БИЗНЕС Online». Часть 2-я

Более 70 вопросов прислали читатели «БИЗНЕС Online» на интернет-конференцию с участием министра здравоохранения РТ Марата Садыкова, но рассказать обо всем ему не позволило время. Тем не менее ответ на каждый вопрос дал минздрав РТ — о кадровой обеспеченности отрасли, живой и цифровой очереди, поликлиниках в новых жилых комплексах Казани.

Минздрав внедряет механизм сокращения очередей в поликлиниках  Марат Садыков: Ни для кого не секрет, что это одна из самых сложных профессий. Но если уж выбрали ее, то надо идти до конца, тем более что сейчас в республике самые благоприятные условия для трудоустройства» Андрей Титов

— Вопрос читателя: «В больницах стоят высококлассные аппараты МРТ. По полису ОМС вроде бы можно сделать, но если назначат лечение, то нужно ждать долго. И то очень повезет, если направят! Назначение проводит невролог.

В РКБ-2 мне терапевт сказал, что у него четыре талончика для невролога и она мне не даст, пока я не докажу, что я действительно достоин посещения этого специалиста. А платно на МРТ можно записаться хоть на завтра, и стоит это очень дорого.

Почему такой перекос с использованием оборудования, которое куплено, между прочим, за государственные средства?»

—Постановлением кабмина РТ от 30 декабря 2019 года утверждены сроки ожидания медицинской помощи, в том числе проведения отдельных диагностических обследований: срок проведения компьютерной томографии, магнитно-резонансной томографии и ангиографии при оказании первичной медико-санитарной помощи в плановой форме (за исключением исследований при подозрении на онкологическое заболевание) не должен превышать 14 рабочих дней со дня назначения. Срок проведения диагностических инструментальных и лабораторных исследований в случае подозрения на онкологическое заболевание не должен превышать 7 рабочих дней со дня назначения исследований.

Количество исследований РКТ и МРТ, а также порядок направления на исследования ежегодно устанавливается приказом министерства здравоохранения РТ. Назначение исследований (РКТ, МРТ, УЗИ эндоскопических, гистологических исследований и т. д.

)  осуществляется врачом медицинской организации, к которой прикреплен гражданин, либо врачом специализированных центров или консультативных поликлиник республиканских медицинских организаций при наличии медицинских показаний.

Страховые медицинские организации осуществляют контроль за назначением, направлением на проведение и выполнением отдельных диагностических (лабораторных) исследований в соответствии с порядком контроля, установленным федеральным фондом ОМС.

Как попасть на бесплатный прием к гематологу и встать на учет? (Наталья)

—На прием к гематологу можно попасть, записавшись через своего лечащего терапевта.

Минздрав внедряет механизм сокращения очередей в поликлиниках  «Cрок проведения компьютерной томографии, МРТ и ангиографии при оказании первичной медико-санитарной помощи в плановой форме не должен превышать 14 рабочих дней со дня назначения»  minzdrav.tatarstan.ru

Почему на огромную территорию Казани — одна-единственная государственная зубная поликлиника и по несколько частных в каждом микрорайоне? Нам это не нравится совсем! (Хакимова)

—В Казани бесплатную стоматологическую помощь оказывают три государственные детские стоматологические поликлиники: №1 по адресу: улица Юго-Западная, 34, №5 по адресу: улица Сабан, 1 и №6 на улице Губкина, 3.

Бесплатную помощь взрослым предоставляют АО «Городская стоматология»: филиал №1 на Чернышевского, 10, филиал №2 на Чуйкова, 29, филиал №3 на Восстания, 41, филиал №5 на Краснококшайской, 83, а также стоматологическая поликлиника №5 на улице Шаляпина, 41а, стоматологический комплекс «Эксклюзив-дент» на улице Космонавтов, 42, стоматологическая поликлиника №9 на Гагарина, 20а, его филиалы по улицам Короленко, 83, Чистопольской, 43, Магистральной, 83.

— Читатель спрашивает: «Когда приведут в порядок КВД (кожвендиспасер) Казани? Полный бардак подтверждается всеми проведенными проверками, однако мер никаких не принимается!»

—В настоящее время ГАУЗ «Республиканский клинический кожно-венерологический диспансер» представлен в Казани двумя стационарными и четырьмя поликлиническими отделениями.

Учитывая неудовлетворительное состояние материально-технической базы дерматовенерологической службы, принято решение о строительстве единого стационарного корпуса.

Передан земельный участок на строительство объекта на улице Николая Ершова и выделены средства на выполнение проектно-изыскательских работ.

В 2018 году проведен капитальный ремонт двух поликлинических отделений в Казани и пяти филиалов в районах республики.

Стационары филиалов ГАУЗ «РККВД» вошли в проект программы капитального ремонта стационарных объектов на 2020–2024 годы.

Выделены средства на капитальный ремонт кровли в зданиях по адресам Сафиуллина, 32а (ремонт в поликлиническом отделении в январе 2020-го завершен), Большая Красная, 11 (ремонт в стационарном отделении продолжается).

Минздрав внедряет механизм сокращения очередей в поликлиниках В Казани бесплатную стоматологическую помощь оказывают три государственные детские стоматологические поликлиники. Взрослым — филиалы АО «Городская стоматология» и несколько поликлиник «БИЗНЕС Online»

— Вопрос читателя: «Почему в центре аллергологии 7-й горбольницы настолько слабое оснащение? Практически по пальцам можно сосчитать, на что делают аллергопробы. Для чего тогда его назвали центром, если там лаборатория не оснащена и один врач?»

—Штатное расписание предусматривает одного врача — аллерголога-иммунолога — на 100 тысяч прикрепленного взрослого населения. На текущий день в городском аллергоцентре работают четыре врача-аллерголога-иммунолога.

На базе аллергоцентра располагается кафедра аллергологии-иммунологии КГМА.

Центр работает в две смены с 8:00 до 19:00 в будние дни как консультативное подразделение ЛПУ и принимает по квотам население со всех поликлиник города.

Оснащение аллергоцентра соответствует нормативным требованиям. Аллергологическая служба может использовать лечебно-диагностические аллергены, только сертифицированные и лицензированные министерством здравоохранения РФ. На сегодняшний день в центре представлены все варианты выпускаемых в России лечебно-диагностических аллергенов.

Специфическое обследование в виде скарификационных кожных или внутрикожных проб, а также аллергенспецифическая иммунотерапия на базе Казанского городского аллергологического центра проводится в рамках ОМС. Лабораторное обследование в рамках ОМС на базе городского аллергологического центра не предусмотрено.

Все диагностические ресурсы, в том числе и клиническая лаборатория, расположенная на безе ГАУЗ «ГКБ №7», доступны для аллергоцентра. 

— Живу на проспекте Победы, для медобслуживания приписан в поликлинику №18. Своего участкового у нас нет, а к тем, которые есть, трудно записаться. Что-то делается для улучшения медобслуживания нашего района? Ведь там пять домов высокоэтажных. (Талгат Акрамович)

—Управление здравоохранения Казани вышло с предложением предусмотреть земельный участок под строительство двух многофункциональных поликлиник — взрослой и детской.

На сегодняшний день разрабатывается проект застройки в границах улиц Родины, Даурской, Гвардейской и Аделя Кутуя. Единый участок позволит решить вопрос с организацией парковочных мест и транспортного движения.

Для обеспечения доступности населению предполагается открытие врачебных офисов на первых этажах жилых домов в ЖК «Седьмое небо», «Мой ритм».  

Минздрав внедряет механизм сокращения очередей в поликлиниках «Целесообразнее использовать рентгенологический диагностический цифровой комплекс «РЕНЕКС-РЦ», который дает низкие дозы облучения пациентов при проведении обследований»minzdrav.tatarstan.ru

— Вопрос читателя: «Почему из 8-й городской поликлиники рентген-кабинет перевели в филиал в Дербышки? Верните на Сибирский тракт!»

—По адресу улица Правды, 13а в 2018 году был установлен рентгенологический диагностический цифровой комплекс «РЕНЕКС-РЦ», который дает низкие дозы облучения пациентов при проведении обследований.

По адресу Сибирский тракт, 14 установлен пленочно-цифровой рентгенологический аппарат РДК-ВСМ 2010 года выпуска, имеющий более высокие дозы облучения при проведении обследований.

В целях соблюдения закона РФ «О радиационной безопасности населения» целесообразнее использовать рентгенологический аппарат в здании по адресу улица Правды, 13а.

Рентгенологические исследования проводятся также на универсальной рентгеновской системе СУР 1 (2018 года выпуска), которая установлена по адресу Сибирский тракт, 14, но на данном аппарате ограничена возможность проведения исследования костно-суставной системы. 

— Рассматривается ли вопрос открытия отдельного пункта приема жителей Солнечного города? (Альфия)

— Завершены проектные работы и разработка сметной документации по перепрофилированию помещений первого этажа жилого дома по адресу улица Ахунова, 16 под филиал детской поликлиники №11 и помещений первого этажа жилого дома по адресу улица Баки Урманче, 5 под филиал поликлиники №18 с последующим ремонтом данных помещений и передачей их в аренду. Ориентировочное начало работ — второй квартал текущего года.  

Минздрав внедряет механизм сокращения очередей в поликлиниках  «В Татарстане 19 республиканских медицинских учреждений, 43 центральных районных больницы, одна районная больница, 98 сельских врачебных амбулаторий, 1 716 фельдшерско-акушерских пунктов»  minzdrav.tatarstan.ru

 Нужно признать, что рассчитывать на квалифицированную и оперативную медицинскую помощь в небольших поселениях не стоит, ее там просто нет от слова «совсем». Нет аптечных пунктов. Отсутствие медицинской помощи является одним из основных факторов бегства населения из сел. Что в этом направлении планируется делать? (Доктор Хаус)

—Медицинская помощь сельскому населению осуществляется комплексом медицинских учреждений, имеющим в своем составе 19 республиканских медицинских учреждений, 43 центральные районные больницы, одну районную больницу, 98 сельских врачебных амбулаторий, 1 716 фельдшерско-акушерских пунктов. Республиканский показатель обеспеченности сельских населенных пунктов медицинскими учреждениями составляет 99,12 процента (3 050 из 3 077). 

— В основном опытные врачи сосредоточены в Казани. Почему бы нельзя организовывать консультации опытных, например, профессоров и в других населенных пунктах, например, каждые 4–5 месяцев? Я понимаю, что есть РКБ, МКДЦ, но ведь в Казани и попасть на консультации к ним сложно, и цены высокие, не у всех жителей хватает на это средств. (Ренат)

—В 2019 году за счет средств республиканского бюджета были закуплены четыре мобильных медицинских комплекса «Мобильная поликлиника» в рамках регионального проекта «Развитие системы оказания первичной медико-санитарной помощи в РТ», составлен план-график выездов мобильных комплексов в районы республики, где имеется дефицит врачей-специалистов. В состав мобильной бригады включаются такие специалисты, как акушер-гинеколог, невролог, офтальмолог, кардиолог, сосудистый хирург, уролог, эндокринолог, врач УЗИ-диагностики, врач функциональной диагностики. 

В настоящее время проект «Мобильная поликлиника» уже обеспечивает оказание первичной медико-санитарной помощи, в том числе в рамках второго этапа диспансеризации и диспансерного наблюдения. Мобильные комплексы закреплены по зонам обслуживания районов республики за РКБ, клинической больницей №7 горда Казани, больницей №5 города Набережные Челны, ЦРБ Альметьевска. 

На конец 2019 года мобильными комплексами осуществлены выезды в 18 районов — Буинский, Тетюшский, Спасский, Альметьевский, Дрожжановский, Актанышский, Алькеевский, Мензелинский, Аксубаевский, Апастовский, Сармановский, Новошешминский, Агрызский, Камско-Устьинский, Кайбицкий, Заинский, Муслюмовский, Менделеевский. В общей сложности — 174 населенных пункта. Осмотрены около 18 тысяч человек, из них в ходе второго этапа диспансеризации — более 9 тысяч. 

В 2020-м работа продолжена. На 18 февраля текущего года мобильными комплексами осуществлены выезды в пять районов — Азнакаевский, Алькеевский, Верхнеуслонский, Чистопольский, Муслюмовский. В 15 населенных пунктах осмотрены почти пять тысяч человек, из них в ходе второго этапа диспансеризации — около 3,5 тысячи. 

Минздрав внедряет механизм сокращения очередей в поликлиниках  «В прошлом году мобильными комплексами осуществлены выезды в 18 районов. Осмотрены около 18 тысяч человек. В 2020-м работа продолжена»  minzdrav.tatarstan.ru

— Читатель спрашивает: «Когда в Альметьевске будет нормальная районная больница? Сегодня там полный бардак: помещение полуразваленное, грязь, духота, большие очереди, нет специалистов».

—Решением президента РТ в 2020 году дан старт реализации программы капитального ремонта стационаров, строительство которых осуществлено более 30 лет назад. В перечень учреждений для проведения капитального ремонта включен стационар ГАУЗ «Альметьевская центральная больница». 

Читайте также:  Социальная помощь в великом новгороде в 2020 году: льготы, пособия и другие меры соцподдержки для жителей новгородской области, государственные программы и законы

— Вопрос читателя: «В Зеленодольске трудности с доставкой лежачих больных в медучреждения на осмотр, проведением анализов и др. Отсутствует как бесплатная, так и платная доставка.

Как же лечить таких больных? Врачи (онкологи) заявляют, что они не могут ходить по домам.

Как тогда быть с соблюдением статьи Конституции, что у нас все имеют право на получение медицинской помощи?»

—С 1 января 2020 года в ГАУЗ «Зеленодольская ЦРБ» выделен транспорт для транспортировки тяжелых больных как по территории ГАУЗ «Зеленодольская ЦРБ», так и по доставке больных из стационара домой. Тяжелых пациентов, нуждающихся в стационарной помощи, доставляет бригада скорой помощи.

Паллиативных больных обслуживает бригада врачей поликлиники, к которой прикреплен пациент. Все обследования (анализ крови, мочи, биохимические анализы, ЭКГ, осмотр врачом) осуществляются на дому. Для плановой сдачи анализов необходимо дать заявку в регистратуру поликлиники по месту жительства.

Если необходима консультация онколога на дому, участковый врач обеспечит осмотр и консультацию после своего осмотра. 

Минздрав внедряет механизм сокращения очередей в поликлиниках  «За 2019 год в медицинских учреждениях зафиксировано более 18 миллионов фактов электронной записи на прием к врачу. Это главный онлайн-сервис нашей республики» «БИЗНЕС Online»

— Как продвигается цифровизация в здравоохранении РТ? Какой уровень? Что можно сделать онлайн сегодня? (Дамир Мустафин)

—За 2019 год в медицинских учреждениях зафиксировано более 18 миллионов фактов электронной записи на прием к врачу. Это главный онлайн-сервис нашей республики.

Дооптимизировались: Есть ли кому нас спасать после сокращения врачей

24 декабря 2019 года в прямом эфире телеканала «Россия» заместитель председателя правительства России Татьяна Голикова назвала «оптимизацию медицины» ужасной ошибкой.

Многолетняя заместитель Голиковой по министерству здравоохранения и социального развития, а теперь (по состоянию на декабрь) министр здравоохранения Вероника Скворцова поспешила опровергнуть начальницу: «Наверное, излишне эмоционально говорить, что там что-то ужасное проводилось, и, очевидно, нельзя согласиться с тем, что в результате снизились доступность и качество».

На самом деле Голикову понять можно. Да, заложенные ею самой принципы реформы здравоохранения были направлены не только на экономию средств, несмотря на её финансовое образование и бухгалтерскую сущность.

Так, по словам высококвалифицированного врача, близкого к минздраву, были оправданны и осмысленны заявленные цели Голиковой: финансовая прозрачность, преодоление «местечковости» в управлении региональной медициной, вертикализация власти — и при этом децентрализация высококачественной медицинской помощи (результат налицо — если раньше её можно было получить только в Москве, Санкт-Петербурге и на худой конец в Новосибирске или Екатеринбурге, то на сегодня качественные медицинские центры распространились по многим регионам страны).

На реализацию реформы — точнее, как стали говорить, оптимизации здравоохранения поставили Веронику Скворцову. Она начала работу бодро и по-современному: отменила приказ Минздрава РФ № 331, в котором, в частности, утверждались критерии сексуальной нормы как добровольные гетеросексуальные отношения между взрослыми людьми. И занялась оптимизацией.

Минздрав внедряет механизм сокращения очередей в поликлиниках 

Однако «что-то пошло не туда»: оптимизировали не то, не тех и не так.

Повышение качества (и финансирования) медицины высшего уровня произошло за счёт сокращения финансирования среднего, а самое главное — первичного звена.

Требование майского (2012 г.) указа президента Путина о резком повышении зарплат врачей стали «выполнять» с помощью отчётности, перевода медсестёр на должности уборщиц, а врачей — на пол- или четверть ставки, а также за счёт резкого сокращения расходов на оборудование и лекарства.

Запланированная «оптимизация» неэффективных систем и структур так до них и не дошла. Зато «оптимизировали» другое. Бездумно сократили (вопреки прямым требованиям Путина) ФАПы и, самое главное, клиники в малых городах и посёлках, единственные доступные центры медицинской помощи (а иногда — градообразующие предприятия) для местных жителей.

«Оптимизировали» редкие медицинские профессии — мой собеседник, завотделением одной из крупнейших столичных больниц, говорит о сокращении числа аллергологов, инфекционистов и дерматологов, а главное — о вытеснении из профессии уникальных врачей, выбивающихся из необходимого «среднего фона». Свели оптимизацию к унификации. Это, конечно, оптимально — для бухгалтерской и просто отчётности начальству. Но вот какое это имеет отношение к борьбе с эпидемиями?

Оптимизация как самоликвидация

Идеолог оптимизации Скворцова прошла свой путь в должности министра — и ещё в должности министра дала самое сильное интервью в своей жизни и первое такое интервью в жизни всех министров здравоохранения России. Она подробно ответила на вопрос об эвтаназии, назвала этот вопрос очень сложным и предложила гражданам страны решать его на референдуме (как в продвинутых европейских странах).

Собственно, к эвтаназии всей медицины мы и подошли по итогам «реформы».Потому что самое ужасное и ошибочное — это сокращение «коечного фонда». В крупных городах множество «тысячниц» (больниц на 1-1,5 тыс. коек) стали восьмисотницами. Правда, с теми же накладными расходами, но с меньшим числом врачей и медсестёр.

Тема «сокращения коечного фонда» стала одной из центральных тем «идеологии оптимизации». «Подгрузки» и «темники» были розданы всем чиновникам, депутатам, мэрам и даже губернаторам.

Чтобы все могли одними и теми же словами объяснить: чрезмерное количество коек никому не нужно! Это развращает стариков! Это не позволяет повысить зарплату врачам! Да что там далеко ходить, вот прямая цитата одного выдающегося деятеля всего-то от декабря 2019 года.

Мы могли ничего не делать вообще в здравоохранении с точки зрения структурной реорганизации. Не закрывать ни одну койку, не оптимизировать, не сокращать административный персонал и т.

д… если раньше человек после операции и перед операцией в целом пролёживал на этой койке от 14 до 18 дней, по полмесяца валялся в больнице, то сегодня на те же самые манипуляции требуется три-четыре дня, а иногда это можно сделать на дневном стационаре.

Ну давайте ничего не будем сокращать, ну нам тогда все население Москвы нужно уложить на эти койки ровным слоем. Зачем…»

Сейчас этот человек, надо отдать ему должное, принимает все меры для смягчения последствий внезапного форс-мажора пандемии. Но вряд ли он разобрался, за что ратовал и чего не понимал всего каких-то три месяца назад.

Минздрав внедряет механизм сокращения очередей в поликлиниках 

…В СССР с коечным фондом было просто. Были государственные санитарно-эпидемиологические нормы. И этими нормами предусматривался обязательный резерв коечного фонда: 10-15 процентов. Собственно, и врачей предусматривалось иметь с запасом.

«Даже в самолётах, — говорит врач-эпидемиолог, — предусматривается бронирование мест «на экстренный случай»: вдруг нужно будет лететь кому-то важному или по экстренному поводу.

А в больницах такое может случиться когда угодно — разбился автобус, например, там 50 человек, а в больнице койко-фонд оптимизирован!»

Но в одном таком случае можно найти другую больницу, вызвать вертолёт в крайнем случае. А вот если такой экстренный случай коснётся сразу всех больниц? Как это произошло на «цивилизованном Западе» с фантастическим уровнем медицинских услуг XXI века? И что теперь нам поможет?

Россия. Прошлый век

Давайте начнём вот с чего: а что нам помогает сейчас? Почему такие низкие цифры заболеваемости? Почему нет паники? Почему быстро налаживаются противоэпидемические мероприятия?

Нет, всё вовсе не гладко. Во-первых, зараза в Россию явно пришла позже. Во-вторых, сами врачи предполагают, что данные по числу заболевших занижены — не по злому умыслу, а из-за временной нехватки тестов. Говорят о дефиците необходимого, о неразберихе. Но.

Ещё один мой собеседник, действующий чиновник Росздравнадзора, проводящий время в объездах готовящихся специализированных противоэпидемических клиник, сообщает: данные по числу заболевших, скорее всего, не точны, но зато данные о готовности клиник, о числе койко-мест, о наличии оборудования и лекарств полностью достоверны. Потому что все поняли: ситуация совсем другая, и за враньё в отчёте прилетит намного сильнее, чем за неприятную правду.

Российская (советская) санитарно-эпидемиологическая традиция формировалась в двух мировых войнах. Лучшие современные врачи изучали, будучи студентами, гражданскую оборону. Стандарты («протоколы») действий в эпидемических катастрофах отработаны и не забыты.

Да и, самое главное, эти самые лучшие врачи остались. Не оптимизированные, не эффективные, а просто лучшие. Никакие «эффективные менеджеры» и обюрократившиеся медики, отбиравшиеся годами по единственному KPI (готовности сдавать своих ради начальства и оптимизации), не смогли пока выдавить из профессии тех, кто рождён и воспитан как русский врач.

И они не просто остались. Они вместе — и вместе с нами.

«Спросите седовласых! — говорит один из таких врачей (и один из лучших хирургов в мире). — Между нами даже не будет дискуссий. Потому что сейчас коронавирус может наконец встряхнуть нашу медицину и стряхнуть с неё всё лишнее, не имеющее отношения к людям и к их здоровью.

Нам сейчас не о чем спорить — мы знаем, что делать, потому что нас научили, чего делать нельзя, и надо пока что просто исправлять и возрождать. Но главное — мы победим, обязательно победим! За счёт профессионализма, жертвенности, самоорганизации.

И за счёт вековой русской традиции — собираться и помогать друг другу».

Очереди в поликлиниках. Кто виноват — пациенты или Минздрав?

Для решения проблемы перегруженности поликлиник Министерство здравоохранения разарабатывает документ, в котором будут прописаны критерии обоснованности вызова врача на дом. А минские власти предлагают найти для пожилых граждан какое-нибудь занятие, чтобы они днями не пропадали в поликлиниках.

  • Минздрав внедряет механизм сокращения очередей в поликлиниках 
  • Врачей хотят разгрузить
  • Система оказания медицинская помощь в Беларуси развивается и совершенствуется в направлении снижения нагрузки на медработников, уменьшения документооборота, развития медтехнологий, информатизации, отметила на пресс-конференции 12 февраля заместитель начальника главного управления организации медицинской помощи Министерства здравоохранения Татьяна Мигаль.

При этом, по ее словам, особое внимание уделяется первичному звену медицины, на которое должно расходоваться не более 40% от всех средств на здравоохранение. В этом звене медицины, отметила представитель Минздрава, важно сбалансировать возможности системы здравоохранения и потребности населения.

В частности, для решения проблемы перегруженности поликлиник Минздрав разарабатывает документ, в котором будут прописаны критерии обоснованности вызова врача на дом.

Проблему вызовов врача без серьезных на то оснований отметил и первый заместитель председателя Комитета по здравоохранению Мингорисполкома Игорь Юркевич.

Чтобы смягчить нагрузку на врачей, в столичной медицине есть интернет-консультирование, ведется работа по информатизации системы здравоохранения.

По планам, к концу года большая часть учреждений здравоохранения перейдет на электронное ведение историй болезни. В перспективе — введение электронной карты пациента.

«На следующем этапе можно будет вести разговор о едином центре данных пациентов», — сказал Юркевич.

В столичных поликлиниках для взрослых организованы кабинеты доврачебного приема, где работают помощники врачей, основная задача которых — перераспределение нагрузки с врачебного на сестринский персонал.

И все-таки пациенты не чувствуют, что медицинская помощь в первичном звене становится доступнее. Что же можно и нужно сделать для того, чтобы мы, наконец, оценили усилия чиновников по созданию доступной и качественной медицины первичного звена?

Поликлиника — не скамейка у подъезда

Как уменьшить очереди в поликлиниках городской детской поликлиники.

Поэтому зампред Мингорисполкома поручил органам соцзащиты предложить пенсионерам альтернативные формы общения, чтобы отвлечь их от необоснованных походов в поликлиники: «Пусть, как в Центральном районе, фитнесом позанимаются, или компьютеры освоят, чтобы с внуками по скайпу общаться.

Надо занять одиноких пожилых людей, чтобы они не пропадали днями в поликлиниках, если по состоянию здоровья они в данный момент в этом не нуждаются». Например, отметил Игорь Карпенко, довольно много пожилых обращаются к врачам, чтобы просто измерить давление.

А для этого совсем не обязательно посещать поликлинику: «Гипертоникам можно приобрести тонометр, ежедневно дома контролировать уровень артериального давления и обязательно регулярно принимать препараты, которые назначил врач.

То есть следить за своим здоровьем и помнить, что лекарства, понижающие давление, надо принимать всю жизнь, тогда болезнь не обострится. От бесконечных походов к доктору гипертония не вылечится».

Читайте также:  Квота для иностранных граждан на 2020 год: что такое, как получить и оформить

Платить за визит к врачу Брать с граждан плату за посещение поликлиник вслед за вице-премьером Анатолием Тозиком предлагает и депутат Палаты представителей, член постоянной комиссии по здравоохранению, физической культуре, семейной и молодежной политике, председатель Белорусской ассоциации врачей Дмитрий Шевцов.

«Мы неправильно трактуем фразу «бесплатная медицина». Она не бывает бесплатной. Она бесплатная для нас с вами, но для государства это стоит колоссальных денег.

И порой мы расточительно относимся к собственному здоровью и потребительски относимся к системе здравоохранения. Это недопустимо.

Человек не должен доводить себя до ситуации, когда он становится жителем поликлиники», — уверен депутат.

Пациент должен быть заинтересован в сохранении собственного здоровья, подчеркивает Дмитрий Шевцов: «Когда он получает медицинскую помощь бесплатно, то он расточительно и относится к этим вещам. Когда пациент будет хотя бы символически платить, он уже будет участником в сохранении собственного здоровья, партнером».

Парламентарии, по его словам, готовы к внесению соответствующих поправок в законодательство, если потребность в этом возникнет.

По статистике, в среднем за год на одного жителя Беларуси приходится около 13 посещений поликлиники. На коллегии Минздрава глава ведомств Василий Жарко привел пример одной из поликлиник Минска, 11 пациентов которой за год посетили врачей по 200 раз. Именно такие пациенты создают дополнительные очереди, считает министр.

Шансы уменьшить очереди минимальны

Возможно, люди ходят и ходят к врачу, потому что визиты не эффективны?

Если у человека не банальная ОРВИ, то одним визитом к терапевту дело не ограничивается. Сначала первичный осмотр. Затем зайти сдать анализы, забежать за талончиком на УЗИ или направлением на снимок, потом посетить узкого специалиста, пройти предписанные им процедуры, зайти за расшифровкой анализов, потом проверить динамику и эффективность лечения.

Причем, между каждым из этих походов может пройти много времени. О том, что в наших поликлиниках за одно посещение можно пройти осмотр у терапевта, сдать анализы, посетить профильных врачей, сделать ЭКГ, УЗИ или другие исследования, не может быть и речи. И большинство этих визитов фиксируется, увеличивая тем самым количество посещений.

Врач-педиатр одной из минских поликлиник, с которой побеседовала корреспондент Naviny.by, не видит перспектив для заметного уменьшения очередей в поликлиниках.

«В Минске увеличивается детское и взрослое население, однако поликлиники не строятся в том количестве, которое необходимо. В результате поликлиники перегружены. Если еще несколько лет назад один педиатр, как правило, обслуживал 700-900 маленьких пациентов, то теперь порядка 1500», — говорит специалист.

Кстати, во втором полугодии этого года планируется завершить строительство поликлиники в микрорайоне Дружба. А в 2015 году — сдать новую детскую поликлинику в Каменной горке.

Собеседница Naviny.by отметила, что как взрослых, так и маленьких пациентов необходимо наблюдать в динамике. У маленьких детей заболевания протекают так, что пациент нуждается в постоянном мониторинге. «Чем меньше пациент, тем быстрее меняется его состояние. И от этого не убежишь. Поэтому в педиатрии число посещений врача не так просто сократить», — сказала педиатр.

Кроме того, большинство современных детей подвержены аллергиям, у них ослаблен иммунитет, а заболевания приобретают затяжной характер. К тому же, родители, чтобы быстрее выйти на работу, часто без надобности лечат детей антибиотиками, в результате чего к ним формируется устойчивость. И когда эти лекарства действительно нужны, их непросто подобрать.

«Вот и получается, — сказал педиатр, — что не доктор плохо лечит, в результате чего пациенты ходят и ходят к нему, а срабатывает комплекс обстоятельств.

Добавьте ко всему сказанному диспансеризацию, которая при всех сложностях действительно позволяет не допустить хронического течения заболевания». И все же кое-что для уменьшения очередей можно сделать, считает доктор.

Например, определить, что некоторые справки и направления выписывает делопроизводитель, не медик. Ведь значительное число посещений детских поликлиник связано с бумажными вопросами.

В поликлиниках начнутся сокращения

By admin, on 10 июня, 2012

Вступает в силу новое распоряжение московского департамента Минздрава РФ. В ближайшее время большинство врачей районных поликлиник перейдут работать в центры диагностики. Новых учреждений станет значительно меньше – всего 50. Каждое из них будет обслуживать пациентов 3-5 поликлиник (в настоящее время в городе их 400). Грядет сокращение и среди медиков – раздувать штат в диагностических центрах никто не планирует. Это означает, что попасть на прием к специалисту станет еще сложнее. Тем, кто не может ждать, придется обращаться в платные кабинеты.
Подробная информация о нововведении изложена в Приказе департамента Минздрава Москвы под номером 386 от 05.05.12. Столичные медики с этим документом уже ознакомлены.
Согласно распоряжению местных чиновников, на своих рабочих местах в поликлиниках остаются работать только врачи общей практики. Лаборатории, диагностическое оборудование и даже администрация ЛПУ меняют свое место дислокации.

Направления на анализы и обследования терапевты будут выписывать, как и прежде, в ЛПУ по месту жительства, а вот сдавать их теперь придется в одном из 50 амбулаторно-поликлинических объединений. Там же будут решаться и спорные вопросы по больничным листам.

Факт:
Каждая из 400 районных поликлиник обслуживает, в среднем, 75 000 человек, большая часть из которых – люди преклонного возраста.

Если один диагностический центр берет на себя заботу о пациентах 3-5 ЛПУ, получается, что за один день в стенах здания могут собраться от 225 000 до почти 400 000 человек…
Реформировать московскую систему здравоохранения хотят на манер французской. Она признана лучшей в рейтинге ВОЗ.

Во Франции целью этой реформы было сокращение трат госбюджета на медобслуживание граждан страны. В Европе это нововведение себя оправдало – большая часть трудоспособных французов теперь обращается к услугам платных специалистов.

К слову:

Новая система столичного медобслуживания вряд ли окупится скоро. Сколько средств уйдет только на создание, отделку и оснащение диагностических центов! При перевозке медтехники из одного лечебного учреждения в другое, скорее всего, что-нибудь обязательно потеряется или будет списано как бракованное. Как распорядятся чиновники опустевшими кабинетами поликлиник, пока что тоже не ясно. Вероятнее всего, их кто-то будет арендовать, но куда на самом деле уйдут деньги арендаторов государственной собственности, мы с вами вряд ли узнаем…

Medikforum

Минздрав оправдал сокращение числа больничных коек внедрением новых методов лечения

Министерство здравоохранения РФ в ответ на публикации в СМИ о значительном сокращении числа больничных коек в стране заявило, что «современные подходы к лечению пациентов, развитие фармацевтической промышленности, технологий позволяют сегодня амбулаторно оказывать пациенту ту помощь, которая ранее требовала длительного стационарного лечения».

«Внедрение таких технологий в практику неизбежно приводит к естественному высвобождению стационарных коек», — подчеркивается в комментарии, опубликованном на сайте ведомства 27 июля. При этом в министерстве отметили, что снижение избыточных, нерационально работающих круглосуточных коек стационаров является одним из важнейших направлений работы в настоящее время.

«При этом объем медицинской помощи не сокращается, а напротив — увеличивается и перераспределяется в первичное звено здравоохранения, что позволяет сохранить качество медицинской помощи при сокращении неэффективных затрат и сохранении ресурсов, в том числе за счет развития стационарозамещающих технологий», — подчеркнули в Минздраве и в подтверждение привели такую статистику.

Число лиц, пролеченных в круглосуточных стационарах, в 2016 году снизилось на 0,5% и составило 30,2 млн человек, зато выросли объемы оказания высокотехнологичной медицинской помощи населению на 17% по сравнению с прошлогодним показателем, паллиативной медпомощи — на 5,3%, по профилю «медицинская реабилитация» — на 23,7%.

При этом доступность медпомощи не снизилась за счет развития стационарозамещающих технологий, а также увеличения объема неотложной амбулаторной помощи. Число пролеченных пациентов в условиях дневного стационара с 2012 года увеличилось более чем на 28% (почти на 2 млн).

Оперативная активность дневных стационаров возросла в 2,7 раза. За 2016 год уровень госпитализации в дневных стационарах увеличился на 68,6 тыс. человек.

Число амбулаторных хирургических операций, выполненных в условиях дневных стационаров, увеличилось на 13,8%, говорится в сообщении.

Также в ведомстве Вероники Скворцовой отметили, что число сельских жителей, получивших помощь в условиях дневного стационара, в 2016 году увеличилось на 29,8 тыс.

человек и одновременно в на 18,5% увеличился объем медицинской помощи, оказываемой в амбулаторных условиях в неотложной форме.

Таким образом, имеет место обоснованное перераспределение объемов оказанной медпомощи на дневной стационар и неотложная помощь в амбулаторных условиях, резюмировал Минздрав.

В России за год сократили еще 23 тыс. больничных коек

Ранее на этой неделе агентство РБК со ссылкой на фонд «Здоровье», который проанализировал соответствующие данные Федеральной службы статистики (Росстат), сообщило, что число больничных коек в стране в 2016 году сократили еще на 23 тыс. — до 1 млн 74 тыс.

При этом отмечалось, что на три с лишним тысячи коек в минувшем году стало меньше в сельской местности, а всего с 2013 года в России сокращено уже около 128 тыс. больничных коек.

Число госпитализированных пациентов за 2016 год уменьшилось на 147 тыс., в том числе на 60 тыс. в сельской местности, отметил директор фонда «Здоровье» Эдуард Гаврилов. Специалистов фонда особенно беспокоит снижение доступности специализированной медпомощи для жителей деревень. «Около половины всех сокращенных за последние годы коек пришлось на районные больницы», — подчеркнул Гаврилов.

Тогда в пресс-службе Миздрава сокращение числа коек в больницах объяснили переходом на их более эффективное использование и переводом пациентов в дневные стационары больниц, в которых человек получает необходимые процедуры и обследования, но не остается на ночь. По данным Минздрава, за 2010-2016 годы число пациентов, получивших медпомощь в дневных стационарах, увеличилось с 4,4 млн до 8,3 млн.

При этом в минувшем году уменьшилось и количество коек в дневных стационарах — на 14 тыс., сообщил Гаврилов. Число таких коек с 2013-го по 2015 год выросло с 233 тыс. до 301 тыс., но в 2016 году сократилось до 287 тыс., отмечалось в публикации.

  • Увеличение смертности эксперты связывают именно с сокращением числа коек
  • Ранее специалисты фонда «Здоровье» напрямую связали рост смертности в отечественных больницах с сокращением числа коек в лечебных учреждениях в рамках упомянутой реформы.
  • В Минздраве же указали, что необходимое количество коек самостоятельно определяют региональные власти, ориентируясь на потребность населения в медицинской помощи, но «оптимизация» коечного фонда не предполагает просто его сокращение: например, эти койки должны быть переведены в дневные стационары или в регионе должны подготовить кадры, которые смогли бы долечивать пациентов после выписки на дому.
  • Между тем в апреле эксперты Центра экономических и политических реформ (ЦЭПР) констатировали, что оптимизация здравоохранения в России уже привела к массовому закрытию больниц и падению качества медицинской помощи.

В 2000-2015 годах количество больниц в России сократилось вдвое — с 10,7 тыс. до 5,4 тыс., подсчитали специалисты ЦЭПР на основании данных Росстата и дали прогноз: если и дальше закрывать больницы такими темпами, то к 2021-2022 годам в стране их останется лишь около 3 тыс.

Вслед за больницами за последние 15 лет в стране сократилось и количество больничных коек — в среднем на 27,5%, а в сельской местности сокращение мест в больницах составило почти 40%, подсчитали в ЦЭПР.

Масштабная реформа отечественного здравоохранения, запущенная в 2014 году, вызвала шквал критики со стороны медицинского сообщества. Массовые сокращения медиков в рамках реформы, ликвидация некоторых больниц и отделений, их непродуманные слияния привели к волне протестов медработников, но президент Владимир Путин отказался приостановить реформу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *