ФНС России подготовила обзор судебной практики по налоговым спорам за IV квартал 2022 года

ФНС России подготовила обзор судебной практики по налоговым спорам за IV квартал 2022 года 03.02.2022

Налоговая служба подготовила письмо с обзором судебной практики по спорам, связанным с оспариванием сделок за 2019 — 2021 гг. Она позволит учесть те подходы, на которые будут ориентироваться налоговики в своей работе.

 В частности, отмечено, что данные ФНС, которые содержатся в открытых информационных ресурсах (в том числе в ЕГРЮЛ), могут использоваться в качестве доказательств в спорах о признании сделок недействительными.

При оценке реальности совершения сделки должны исследоваться факты отражения ее в учете всеми участниками, включая привлеченных лиц.

Будет учитываться бухгалтерская, налоговая отчетность, возможность контрагента самостоятельно исполнить договор, экономическая целесообразность и реальность привлечения к исполнению третьих лиц.

Если характер сделки отличается от основного вида деятельности, указанного в ЕГРЮЛ, это может указывать на нетипичность совершаемой сделки, то есть ее совершение вне рамок обычной хозяйственной деятельности.

Кроме того, при проведении анализа совершенных должником сделок должна исследоваться дальнейшая судьба отчужденного должником имущества по цепочке сделок, учитывая также назначение, период, целесообразность сделок.

Отчуждение должником имущества с последующим приобретением права пользования им свидетельствует о подозрительности данных сделок.

Цепочка сделок (купля-продажа, отступное, цессия) может быть признана единой недействительной сделкой.

При проведении анализа совершенных сделок надлежит оценивать реальность получения исполнения по ним. Так, совершение сделки с ценными бумагами неплатежеспособного на момент совершения сделки лица свидетельствует о ее порочности.

 Подробнее о том, по каким основаниям сделка может быть признана недействительной, о последствиях признания ее недействительной и т.д., можно узнать из Путеводителя «Что нужно знать о недействительности сделок».

Письмо ФНС России от 30.12.2021 N КЧ-4-18/[email protected]

Обзор правовых позиций высших судов в спорах налогоплательщиков с ФНС | Компания права Респект

ФНС России подготовила обзор судебной практики по налоговым спорам за IV квартал 2022 годаФедеральная налоговая служба России направила в территориальные налоговые инспекции обзор судебной практики Верховного суда и Конституционного суда за 1 квартал 2017 года по спорам с налоговыми органами. Документ будет интересен не только самим налоговикам, но и всем бухгалтерам организаций и ИП, которые хотят избежать конфликтных ситуаций с ФНС и знать, что делать, если проблема уже возникла.

ФНС России направила письмом от 17.04.2017 N СА-4-7/[email protected] своим территориальным органам для использования в работе обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Конституционного Суда и Верховного Суда, принятых в первом квартале 2017 года по вопросам налогообложения.

Всего в документе содержится 20 судебных решений, которые вынесли в этот период высшие российские суды, рассматривая споры налоговиков с организациями и ИП.

Некоторые из них были приняты в пользу налогоплательщиков, однако в большинстве случаев победителем все же была признана ФНС, это серьезный повод задуматься.

Для того, чтобы бухгалтеры были заранее готовы к ситуациям, подобным тем, которые привели других налогоплательщиков в суд, мы подготовили краткий обзор некоторых выводов, сделанных судами в налоговых спорах. Они могут оказаться интересными как для юридических лиц, так и для индивидуальных предпринимателей, применяющих разные системы налогообложения. 

1. ФНС может взыскать необоснованный налоговый вычет, как неосновательное обогащение

Конституционный Суд подтвердил, что налоговый орган имеет полномочия по взысканию с налогоплательщиков денежных средств, полученных им вследствие неправомерно (ошибочно) предоставленного налогового вычета по НДФЛ, в порядке возврата неосновательного обогащения в случае, если такая мера является единственно возможным способом защиты финансовых интересов государства.

Судьи отметили, что если налогоплательщик получил налоговый вычет при отсутствии законных оснований, то его сумма является неосновательным обогащением. Поэтому порядок, определенный в главе 60 Гражданского кодекса РФ о правовом регулировании обязательств вследствие неосновательного обогащения, распространяется на такую ситуацию.

Применение органом ФНС в рамках статьи 1102 ГК РФ обязания лица, которое без законных оснований приобрело или сберегло имущество, обязанности его возвратить не противоречит нормам Основного закона.

Такая норма не исключает использование института неосновательного обогащения за пределами гражданско-правовой сферы применительно к налоговой выгоде.

Однако суд отметил, что при предоставлении неправомерного имущественного налогового вычета по ошибке самого налогового органа, требование о возврате средств может быть заявлено только в течение трех лет с момента принятия ошибочного решения о предоставлении имущественного налогового вычета.

Если в необоснованном имущественном налоговом вычете виновен сам налогоплательщик (предоставление подложных документов и т.п.

), то орган ФНС вправе обратиться в суд с соответствующим требованием в течение трех лет с момента, когда он узнал или должен был узнать об отсутствии оснований для предоставления налогоплательщику имущественного налогового вычета.

При этом суд должен самостоятельно провести проверку соблюдения этого срока, то есть правило пункта 2 статьи 199 ГК РФ, согласно которому исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, в данной ситуации не подлежит применению. (Постановление Конституционного Суда РФ от 24.03.2017 N 9-П).

2. Компенсационные выплаты работникам при увольнении по инициативе работодателя могут быть признаны расходами в целях налога на прибыль

Организация учла суммы компенсаций, выплаченных увольняемым работникам на основании соглашений о расторжении трудовых договоров, при исчислении налога на прибыль организаций в составе расходов. При этом в качестве экономического обоснования таких расходов налогоплательщик указал оптимизацию производства и минимизацию затрат в связи с высвобождением рабочих мест.

Однако орган ФНС, позицию которого поддержали суды трех инстанций, решили, что налогоплательщик неправомерно включил эти затраты в состав расходов, так как подобные компенсационные выплаты непосредственно не связаны с выполнением работниками трудовых обязанностей.

Кроме того, такие выплаты не предусмотрены действующим законодательством в случае расторжения трудового договора по соглашению сторон.

Однако Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ с такими выводами не согласилась и направила дело на новое рассмотрение.

Суд указал, что для признания экономически оправданными расходами на основании статьи 255 Налогового кодекса РФ выплат работникам при расторжении трудовых договоров по соглашению сторон достаточно того, чтобы работодатель смог достичь поставленную цель — увольнение конкретного работника с соблюдением баланса интересов работника и работодателя. В этом случае компенсационные выплаты направлены на разрешение возможной конфликтной ситуации при увольнении, и не направлены на личное обогащение увольняемого работника.

Только при значительном размере такой компенсации и значительном превышении обычного размера выходного пособия, предусмотренного статьей 178 Трудового кодекса РФ, на организацию-налогоплательщика ложится бремя раскрытия доказательств, обосновывающих природу произведенных выплат и их экономическую оправданность.

Поскольку размер такой компенсации законодательством не определен, а устанавливается соглашением сторон, налоговый орган вправе поставить под сомнение экономическую оправданность данных расходов, но при этом он не может давать оценку целесообразности принимаемых руководством организации решений. (Определение Верховного Суда РФ от 28.03.

2017 N 305-КГ16-16457 по делу N А40-7941/2015).

3. Орган ФНС, доначислив по результатам выездной налоговой проверки налог на имущество организаций, обязан уменьшить налоговую базу по налогу на прибыль

Проверяющие доначислили организации налог на имущество по результатам выездной налоговой проверки.

Налогоплательщик решил, что при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций инспекторы неправомерно не учли сумму доначисленного налога на имущество по нормам статьи 89 НК РФ, что, в свою очередь, привело к излишнему доначислению налога на прибыль.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ согласилась с доводами налогоплательщика о том, что в обязанность налоговой службы входит установление размера всех налоговых обязательств налогоплательщика за проверяемые периоды исходя из выводов, положенных в основу акта налоговой проверки. Поэтому при изменении суммы налога на имущество, инспекторы также были обязаны уменьшить налоговую базу по налогу на прибыль на сумму доначисленного налога.

Судьи отметили, что иной правовой подход в этом случае влечет необоснованное возложение на налогоплательщика обязанности по самостоятельной корректировке налоговых обязательств путем представления уточненной налоговой декларации за период, который уже был предметом налоговой проверки. (Определение Верховного Суда РФ от 26.01.2017 N 305-КГ16-13478 по делу N А40-159258/2015).

4. Между налогоплательщиками может существовать «иная зависимость»

Верховный суд РФ поддержал позицию ФНС по поводу того, что даже при отсутствии признаков прямой субъективной зависимости между организациями не исключена возможность применения положений подпункта 2 пункта 2 статьи 45 НК РФ, так как понятие «иной зависимости» между налогоплательщиком и лицом, к которому предъявлено требование о взыскании налоговой задолженности, имеет самостоятельное значение и его толкование должно быть направлено на противодействие избегания налогообложения.

Такой вывод был сделан по результатам рассмотрения дела, в рамках которого специалисты ФНС предприняли меры принудительного взыскания задолженности с налогоплательщика, которые не дали результатов.

К такой невозможности взыскания недоимки привела схема, которую создал банк совместно с взаимозависимыми (подконтрольными) организациями.

Эти действия были направлены на уклонение от налогообложения путем вывода имущества из активов налогоплательщика.

При этом судьи согласились с выводами налогового органа о взаимозависимости всех участников схемы и наличии условий для применения подпункта 2 пункта 2 статьи 45 НК РФ.

Читайте также:  Правительство рф проиндексировало отдельные выплаты военнослужащим и бывшим военным

Оказалось, что учредитель организации находится в служебном и ином подчинении у руководства банка, а уставной капитал общества сформирован за счет имущества третьей компании, где генеральным директором является еще один совладелец банка. В результате суды пришли к выводу, что хотя в данном случае не соблюдены условия, предусмотренные статьей 105.

1 НК РФ «Взаимозависимые лица», между участниками сделки существует «иная зависимость». (Определение Верховного Суда РФ от 26.01.2017 N 303-КГ16-19317 по делу N А51-4996/2015).

5. Взыскание с собственника организации ущерба, причиненного в связи с уклонением юрлица от уплаты налогов, является обоснованным

Конституционный суд РФ решил, что нормам Конституции не противоречат положения пункта 1 статьи 1064 ГК РФ, на основании которых налоговым органом с собственника организации, привлеченного к уголовной ответственности, взыскан ущерб, причиненный бюджетной системе РФ.

Организация не смогла заплатить доначисленные ФНС налоги и налоговый орган подал заявление о ее банкротстве. Оказалось, что собственник организации, не являясь директором, фактически контролировал деятельность и давал распоряжение номинальному директору о заключении фиктивных договоров и предоставлении налоговой отчетности с фиктивными показателями.

Против него было возбуждено уголовное дело, по которому он был признан виновным в уклонении от уплаты налогов.

Налоговый орган в рамках этого дела заявил требования о взыскании ущерба с физического лица, которое суд полностью удовлетворил, установив причинно-следственную связь между его действиями и ущербом, причиненным государству.

Гражданин подал жалобу в КС РФ, указав в ней, что пункт 1 статьи 1064 ГК РФ противоречит Конституции РФ, поскольку допускает взыскание с физических лиц ущерба при отсутствии установленного факта получения такими лицами экономической выгоды от уклонения от уплаты налогов.

Конституционный Суд указал, ЧТО ДАННАЯ НОРМА направлена на конкретизацию конституционных гарантий защиты прав потерпевших от преступлений и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе (Определение Конституционного Суда РФ от 28.02.2017 N 396-О).

Источник: http://ppt.ru

Как ФНС оспаривает сделки: обзор судебной практики

Добрый день, коллеги.

Налоговики выпустили важное письмо с обзором судебной практики по оспариванию сделок. Какие сделки оспаривают налоговики? Они оспаривают те сделки, которые по их мнению были «левые», с серыми конторами, с обнальщиками.

Письмо ФНС России от 30.12.2021 №КЧ-4-18/[email protected]

И давайте посмотрим, на чем налогоплательщики попадаются. Потому что когда, когда налоговики оспаривают сделки, признают их несуществующими, что называется, все это для бизнесмена влечет негативные последствия. Ему доначисляют недоимку НДС, недоимку по налогу на прибыль, врубают пеню и еще штраф минимум 20% выписывают в придачу.

То есть, прежде чем совершить какую-то сделку, проверяйте, не находится ли это юридическое лицо в реестре в процессе ликвидации. Или что в реестре есть запись о том, что неверно указаны данные о компании: адрес, местонахождение, учредители, директора и т. д.

И с такими организациям, естественно, никаких сделок не заключайте. Все эти сделки будут опротестованы. Кому интересно, можете посмотреть Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 26.06.2020 №Ф09-4370/18 по делу №А60-45093/201.

На каждом шагу бизнесмены попадают на это. Я не знаю, заключают ли они якобы договоры на грузоперевозки или договоры на подрядные работы, но налоговики начинают проверять.

А сделки с контрагентами, с которыми заключили подобные договоры, которым вы перечислили деньги, получили счета-фактуры, поставил НДС к вычету, нет физической возможности эти сделки исполнить, будут аннулироваться.

А вам доначислят соответствующие налоги.

«У контрагента отсутствовали транспортные средства и сотрудники (водители) для оказания соответствующих услуг, в бухгалтерской отчетности должника отсутствуют сведения о данной кредиторской задолженности, у контрагента — о дебиторской соответственно, кроме того, имеется другое лицо с таким же наименованием и контролирующим лицом, но с другим ИНН, что не позволяет установить, в отношении какого общества были предоставлены сведения контрагентами; по утверждению контрагента оригиналы всех документов находились на хранении у фактического перевозчика (субподрядчика), деятельность которого прекращена и срок хранения первичной документации истек».

То есть подстава в чистом виде. Понятное дело, что ни о какой реальности совершения сделки мы вообще не говорим.

«Вывод.

При оценке реальности совершения сделки следует исследовать факты отражения ее совершения всеми участниками, включая привлеченных лиц, в данных бухгалтерской, налоговой отчетности, возможность контрагента самостоятельно исполнить договор (наличие сотрудников, транспорта, оборудования, соответствующих расходов), экономическую целесообразность и реальность привлечения к исполнению третьих лиц (аналогичным образом, а также затратами на оплату услуг привлеченного лица)».

Естественно, списание всего этого хозяйства на затраты, уменьшение НДС. Подробнее об этом написано в Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 11.03.2019 №Ф09-4244/15 по делу №А76-21115/2013. Это дело является образцом того, как делать не надо.

Вывод

Уважаемые бизнесмены, директора, главбухи. Пожалуйста, не надо вот такую «липу» гнать. Вы ни при каких обстоятельствах не выиграете арбитраж. Это же полный левак, и налоговики вас просто разорят.

Надеюсь, информация пошла вам на пользу. Завтра мы продолжим разбирать это письма от ФНС.

Спасибо и удачи в делах.

Ссылка на документ: 

Письмо ФНС России от 30.12.2021 №КЧ-4-18/[email protected]

  • ЗАПИСАТЬСЯ НА СЕМИНАР ПО БЕЗОПАСНОСТИ 
  • Мы против обналички и незаконных схем снижения налогов.
  • Мы за легальное ведение бизнеса и призываем всех бизнесменов работать в соответствии с законами Российской Федерации.
  • (Visited 21 times, 1 visits today)

Обзор судебной практики по налоговым спорам за второй квартал 2020 года

Нередко бухгалтер и руководитель сталкиваются со спорными, неоднозначными ситуациями по вопросам налогообложения. В таких случаях Минфин России рекомендует обращаться к арбитражной практике. В статье Оксаны Смолановой читайте о наиболее значимых решениях ВАС и Конституционного Суда РФ по налоговым спорам за второй квартал 2020 года.

Федеральная налоговая служба Письмом от 28.07.2020 № БВ-4-7/12120[1] направила для использования в работе обзор правовых позиций, отражённых в судебных актах Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации, принятых во втором квартале 2020 года по вопросам налогообложения.

В статье расскажем о некоторых из них.

ВС РФ подтвердил право налогоплательщика на вычет входного НДС

Наиболее значимым и обсуждаемым в профессиональных кругах является решение Верховного Суда по вопросу правомерности использования права на вычет (Определение[2] ВС РФ от 14.05.2020 № 307-ЭС19-27597 по делу № А42-7695/2017).

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда рассмотрела спор об отказе покупателю в вычете входного НДС. В результате судебная коллегия отменила доначисления и отправила дело на новое рассмотрение, сформулировав при этом важные выводы, которые будут актуальны для многих налогоплательщиков.

  • Аргументы ИФНС, обосновывающие отказ в вычете налога, были следующие:
  • — документы, представленные налогоплательщиком, не подтверждают реальность поставки товаров данным контрагентом;
  • — низкая среднесписочная численность работников контрагента-продавца (один человек);
  • — организация-продавец уплачивала минимальные налоги (в частности, по налогу на прибыль и НДС);
  • — первичные документы, счета-фактуры подписаны не генеральным директором данного контрагента, а иным лицом.
  • По мнению инспекции, эти условия свидетельствуют о том, что лицо не проявило должной осмотрительности при выборе контрагента, поскольку не истребовало документы и доказательства реальной деятельности поставщика.
  • Суды трёх инстанций согласились с доводами налоговых органов. Однако судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда обозначила следующие выводы:
  • 1) если контрагент-продавец должным образом не исполняет обязанности по уплате НДС, то этот факт  не является  основанием для отказа в вычете налога покупателям;
  • 2) даже если контрагент не уплачивал НДС, но покупатель не вступал с ним в сговор, в вычете не должно быть отказано;
  • 3) достоверность налоговой отчётности, представленной поставщиком, не может опровергаться лишь незначительностью итоговой суммы НДС, исчисленной к уплате в бюджет или значительной долей заявленных поставщиком налоговых вычетов;
  • 4) оценка проявления налогоплательщиком должной осмотрительности не сводится к выявлению изъянов в  рациональности его хозяйственных решений;
  • 5) при доказанности реальности исполнения договора  наличие сомнений в подписании счетов-фактур уполномоченными лицами не имеет правового значения.
  • Выводы, сформулированные судебной коллегией по экономическим спорам, помогут налогоплательщикам успешнее отстаивать право на вычет.

Решение о взыскании денежных средств можно оспорить без досудебной процедуры урегулирования споров

Верховный Суд Российской Федерации вынес Определение[3] от 16.06.

2020 № 307-ЭС19-23989, в котором указал, что ни Налоговым кодексом Российской Федерации, ни иным законом не установлено специальных требований об обязательной досудебной процедуре урегулирования споров по искам налогоплательщиков о возврате сумм налогов.

Денежные средства, списанные с банковского счёта налогоплательщика во исполнение решений налогового органа, являются взысканными. Однако в силу подпункта 5 пункта 1 статьи 21[4] НК РФ, в случае излишнего взыскания, налогоплательщик вправе требовать возврата соответствующих сумм из бюджета.

  1. В отличие от излишней уплаты налоговых платежей, допускаемой, как правило, в связи с ошибочными действиями самого плательщика, или незаконных решений со стороны налогового органа права налогоплательщика нарушаются самим фактом взыскания, что является основанием для обращения в суд за восстановлением нарушенного права.
  2. Суд отметил, что оспаривание ненормативных правовых актов налоговых органов и истребование излишне взысканного налога являются независимыми способами защиты прав, если иное не следует из законодательства.
  3. Таким образом, право налогоплательщика на исковое обращение в суд не зависит от того, был ли соблюдён досудебный порядок обращения к налоговому органу по поводу возврата взысканных сумм.
Читайте также:  Пособия и выплаты на ребенка в иваново в 2020 году: федеральные и региональные, размеры выплат, порядок и условия получения, необходимые документы

КС подтвердил правомерность применения ставки НДС 0 % в рамках отдельного этапа международной перевозки товаров

Постановлением[5] от 30.06.2020 № 31-П Конституционный Суд дал оценку конституционности положений подпункта 12 пункта 1[6] и пункта 3 статьи 164[7], а также пункта 14 статьи 165[8] НК РФ.

Предметом рассмотрения являлись указанные взаимосвязанные положения, на основании которых решается вопрос о налоговой ставке по НДС в отношении операции по реализации услуг по предоставлению морских судов в пользование. 

Оспоренные положения были признаны не противоречащими Конституции[9] Российской Федерации.

Суд отметил, что для целей применения налоговой ставки НДС 0 % к услугам, связанным с экспортом, определяющее правовое значение имеет связь хозяйственных операций с экспортом, то есть их экономическая сущность. Для целей документального подтверждения права на применение ставки 0 % по НДС налогоплательщик может представить любые документы, свидетельствующие об экспортной направленности операции.

Для начисления процентов за несвоевременный возврат НДС обязательно нужно заявление

В Конституционный Суд Российской Федерации поступила жалоба от налогоплательщика, которому инспекция вернула НДС без процентов.

Первоначально налогоплательщик оспорил в арбитражном суде отказ инспекции в возмещении НДС.

Спор он выиграл, однако налог проверяющие вернули без процентов, поскольку ссылались на то, что заявление на возврат организация подала только после вступления в силу решения суда.

Суд не увидел оснований для рассмотрения жалобы.

Отказывая в принятии к рассмотрению жалобы налогоплательщика, Конституционный Суд Российской Федерации указал, что наличие у налогового органа заявления о зачёте (возврате) налога на момент принятия решения о возмещении суммы налога является обязательным условием для начисления предусмотренных пунктом 10 статьи 176[10] Налогового кодекса Российской Федерации процентов. В свою очередь отсутствие соответствующего заявления на момент принятия решения является основанием для освобождения от начисления процентов и перехода к общему порядку зачеё или возврата суммы излишне уплаченного налога (ст. 78[11] НК РФ). Именно на этом основании было отказано налогоплательщику в требовании по выплате процентов.

Такие выводы содержатся в Определении[12] Конституционного Суда Российской Федерации от 26.03.2020 № 543-О.

Таким образом, для получения возмещения суммы процентов, причитающихся в случае задержки возмещения НДС, обязательно наличие заявления о зачёте (возврате) налога на момент принятия о возмещения налога после камеральной проверки. Данные разъяснения помогут налогоплательщикам подготовить весь необходимый комплект документов для возмещения всех сумм из бюджета.

ВС подтвердил: при продаже ОС на УСН учесть остаточную стоимость можно

По мнению Верховного Суда РФ, выраженному в Определении[13] от 18.05.2020 № 304-ЭС20-1243, глава 26.2 НК РФ[14] не содержит положений, которые бы ограничивали налогоплательщика в возможности учесть расходы на приобретение ОС, реализованных до истечения срока полезного использования.

Если налогоплательщик на УСН реализует объект ОС, который приобрёл и использовал на ином режиме налогообложения, то он всё равно может учесть расходы на приобретение ОС в рамках УСН. Но сделать это можно не полностью, а в размере остаточной стоимости ‒ разницы между ценой приобретения объекта и амортизации за период применения иного режима налогообложения (общего или ЕНВД).

Следовательно, значительные суммы по основным средствам не пропадут при расчёте УСН, что выгодно для налогоплательщика.

Также в обзоре упоминаются и другие споры, в частности:

— налоговый орган при недоказанности налогоплательщиком заявленного им факта уничтожения подакцизного товара обоснованно квалифицировал уничтожение продукции как недостачу, свидетельствующую о её реализации, и начислил налогоплательщику недоимку по акцизу (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 29.04.2020 № 22-П[15]). Вывод: для подтверждения своей правоты необходимо твёрдо доказать факт уничтожения товара, чтобы избежать доначисления налогов;

— вступление в отношения с хозяйствующим субъектом, обладающим экономическими ресурсами, достаточными для исполнения сделки самостоятельно либо с привлечением третьих лиц, представление таким субъектом бухгалтерской и налоговой отчётности, отражающей наличие указанных ресурсов, даёт разумно действующему налогоплательщику-покупателю основания ожидать, что сделка этим контрагентом будет исполнена надлежащим образом, а налоги при её совершении уплачены в бюджет. В подобной ситуации предполагается, что выбор контрагента отвечал условиям делового оборота, пока иное не будет доказано налоговым органом (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 28.05.2020 № 305-ЭС19-16064 по делу № А40-23565/2018[16]). На основании данных критериев налогоплательщики смогут выбирать контрагентов с должной осмотрительностью и избежать лишних вопросов со стороны налоговых органов.

Государство выиграло почти 80% дел о необоснованной налоговой выгоде — РБК

До 2006 года в России не было единого подхода к пониманию необоснованной налоговой выгоды. Ст. 54.1 НК должна была устранить пробелы и установить более четкие критерии признания налоговой выгоды необоснованной.

Злоупотреблением теперь считаются умышленное искажение отчетности, учет фиктивных сделок, а также операции без деловой цели, сделки с единственной целью сэкономить на налогах.

Все решения региональных инспекций по этой статье согласовываются с центральным аппаратом ФНС.

Объем налоговых проверок по ст. 54.1 НК значительно превышает число судебных споров. На 6 ноября завершены 862 проверки с применением этой статьи, сообщал Бациев. 80% доначислений не удается урегулировать до суда.

Такой показатель говорит о высокой конфликтности применения правил ст. 54.1 НК, добавил Бациев. По другим категориям налоговых дел процент судебного обжалования существенно ниже, сказал РБК адвокат, партнер «Арбитраж.

ру» Денис Черкасов.

Грань между уходом от налогов и коррупцией

Дополнительно «Арбитраж.ру» проанализировал выборку из 100 дел, которые как минимум прошли апелляцию. Это значит, что выводы по ним имеют большую практическую значимость и показательны для понимания общей картины споров, пояснил РБК Черкасов.

Наиболее распространенные обстоятельства злоупотреблений в делах по ст. 54.

1 НК в порядке убывания — фиктивность хозяйственных операций (81 дело из 100), проблемные контрагенты (64 из 100), отсутствие деловой цели (22 из 100), взаимозависимость контрагентов (19 из 100), создание схемы получения налоговой выгоды (16 из 100), отсутствие права на льготу (12 из 100), дробление бизнеса (семь из 100). Обстоятельств злоупотребления не установлено в шести делах из 100.

Важно отличать случаи налоговой экономии от корпоративного мошенничества, подчеркивает генеральный директор юридической компании «Митра» Юрий Мирзоев. По его словам, в большинстве дел об оспаривании крупных сделок по ст. 54.1 НК есть признаки внутренней коррупции в компании, воровства или как минимум халатности менеджмента.

Крупные компании, как правило, заключают контракты по итогам тендеров. Службы безопасности проверяют, не подведет ли потенциальный подрядчик — есть ли у него ресурсы и опыт для исполнения контракта.

Поэтому если в крупном контракте большой компании вдруг всплывает фирма-однодневка, возникают вопросы к сотрудникам службы безопасности и должностным лицам. «Привлекая фирмы-прокладки, менеджеры крупных компаний чаще всего хотят нажиться, похитив средства бизнеса, а не уйти от налогов», — уверен Мирзоев.

Мелкие же фирмы, привлекая «экономически недееспособных» контрагентов, явно преследуют цель сэкономить на налогах. «Бюджет в таких случаях всегда теряет», — добавил юрист.

Случаи корпоративного мошенничества, когда государственный бюджет не пострадал, не должны подпадать под действие ст. 54.1 НК, подчеркивает Мирзоев. Но суды чаще всего не учитывают это — в итоге компания наказывается дважды. «Сначала менеджмент обманул акционеров, завысив расходы. Потом налоговый орган отказал в вычетах по НДС и учете расходов», — пояснил Мирзоев.

Налогоплательщики попытались обжаловать почти 88% решений арбитражных судов первой инстанции, отмечает «Арбитраж.ру».

Бизнес активно обжалует подобные решения в суде, потому что «подход, при котором налоговый орган отстранился от выяснения действительного размера налоговых обязательств, мягко говоря, несправедлив», отмечает Яголович.

Зачастую, наказывая бизнес за уход от налогов, налоговые органы не определяют, сколько он должен был заплатить без нарушения правил, то есть не проводят налоговую реконструкцию. В результате уклонистам доначисляют налоги не с прибыли, а с выручки. На проблему «карательных мер», в частности, уже обращал внимание бизнес-омбудсмен Борис Титов.

Доначисления налогов вкупе со штрафами до 40% порой могут превышать прибыль компаний, из-за чего бизнесу угрожает банкротство, говорит Черкасов.

Если решение осталось в силе после обжалования в вышестоящем налоговом органе, инспекция может заблокировать счет или арестовать имущество для взыскания налогов.

Читайте также:  Возврат подотчетных сумм в кассу в 2021 году

В такой ситуации компании трудно продолжать деятельность и осуществлять расходы, связанные с оспариванием решения инспекции в суде, указывает адвокат: «Разблокировать счет или снять арест на имущество можно, обратившись в суд, но получить желанные обеспечительные меры удается не всегда».

Разъяснения Высшего арбитражного, Конституционного и Верховного судов в совокупности обязывают налоговые органы проводить реконструкцию. Однако после вступления в силу ст. 54.1 НК в 2017 году ФНС попыталась переломить эту практику и сообщила нижестоящим инспекциям, что прежние подходы потеряли свое значение и в случаях налоговой экономии расчетный способ не применяется.

У налогового органа нет препятствий в расчете действительного размера налоговых обязательств, подчеркивает Яголович. Методики, подтвержденные судебной практикой, применялись в налоговых проверках до 2017 года. «Они просты и доступны для любого инспектора.

Более того, мы видим, что и в проверках по ст. 54.1 НК инспекции устанавливают все необходимые для правильного расчета налогов обстоятельства, определяют их до рубля.

Однако в расчет недоимки не включают, ссылаясь на позицию налогового ведомства», — указал адвокат.

Правила налоговой реконструкции были применены только в восьми из 100 дел. Все эти акты приняты в 2020 году, отмечают в «Арбитраж.ру».

Именно в этом году после дела «Кузбассконсервмолоко» начался тренд на проведение реконструкции. «Все эти дела, по существу, схожи с кейсом «Кузбассконсервмолоко».

Товары или услуги в реальности были поставлены конечному потребителю, а компания понесла расходы.

Суды посчитали необходимым учесть затраты налогоплательщика по налогу на прибыль без учета наценки спорных контрагентов», — говорит Черкасов.

Мизерная доля дел с налоговой реконструкцией объясняется, с одной стороны, отсутствием единого подхода в практике. С другой — инспекции не установили третьих лиц, которые действительно исполняли обязательства по спорным договорам, а сами налогоплательщики также не способствовали выявлению истинных исполнителей.

Надежда на решение проблемы

Профессиональное и предпринимательское сообщества ждут публикации письма ФНС о порядке применения правила налоговой реконструкции в условиях действия ст. 54.1. НК. Проект письма обсуждается уже полгода. Бациев анонсировал публикацию до Нового года.

По его словам, письмо разграничит случаи с фиктивными операциями и реальными, которые компании исказили при учете. Бизнес будет вправе рассчитывать на реконструкцию, если не причастен к схемам и фирмам-однодневкам или не знал о таком характере деятельности контрагентов.

В противном случае компании откажут в вычетах по НДС и учете расходов при определении налога на прибыль.

При этом если будет установлено, что именно компания так или иначе ответственна за действия однодневок, то расходы учтут, если она раскроет истинного исполнителя спорной операции и ее деловую цель.

Также Бациев анонсировал смягчение налоговых последствий в случаях, когда бизнес не проявил «должную осмотрительность» при выборе контрагентов.

«Новое письмо, возможно, повлияет на судебную практику, поможет найти баланс между фискальными интересами и интересами налогоплательщиков», — прогнозирует Черкасов. Письма ФНС — ведомственные акты, они обязательны для применения нижестоящими налоговыми органами, но необязательны для судов. Однако на практике суды ориентируются на рекомендации ФНС, отмечает адвокат.

Сами положения ст. 54.1 НК справедливы, «вопрос в том, чтобы налоговые органы начали правильно ее применять — не руководствуясь сиюминутной целью пополнения бюджета в тяжелое время, а для защиты добросовестных налогоплательщиков от налоговых мошенников», заключил Мирзоев.

Фнс россии опубликовала обзор судебной практики по налогообложению недвижимости – акг «деловой профиль»

На официальном сайте налоговой службы опубликован обзор новейшей судебной практики по налогообложению недвижимого имущества с разъяснениями начальника Управления налогообложения имущества ФНС России Алексея Лащёнова.

Так, например, рассмотрено дело об отнесении здания к торговому центру на основании данных о разрешенном использовании земельного участка под ним (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2020 г. № 46-П). Оспариваемая норма (п. 4 ст. 378.

2 Налогового кодекса) относится к определению налоговой базы по налогу на имущество организаций в отношении размещенных на арендованном земельном участке объектов недвижимости, из которых одни по назначению и фактическому использованию могут соответствовать признакам торгового центра, а другие могут формально получить статус торгового центра при ином их назначении или фактическом использовании (п. 4 ст. 378.2 НК РФ). В этом смысле оспариваемое законоположение влечет ограничение прав налогоплательщика без надлежащих на то экономических причин и без внимания к реальным хозяйственным свойствам принадлежащей ему недвижимости.

По другому делу Верховный Суд Российской Федерации установил, что наличие на земельном участке линейных коммуникаций не является безусловным основанием для его отнесения к землям, занятым объектами инженерной инфраструктуры ЖКХ, для льготного налогообложения (определение ВС РФ от 13 апреля 2020 г. № 305-ЭС20-4401).

На основании доказательств суды сделали вывод, что принадлежащий юрлицу участок относится к землям населенных пунктов и предназначен под промышленную зону. Кроме того, меры по изменению вида разрешенного использования правообладателем не принимались.

При этом основным видом деятельности организации является продажа земель, а расходов, связанных с содержанием объектов инфраструктуры ЖКХ, организация не несет и доходов от деятельности, связанной с оказанием коммунальных услуг населению, не получает. Эти обстоятельства свидетельствуют о том, что деятельность налогоплательщика не связана с содержанием объектов инженерной инфраструктуры ЖКХ.

Спорный земельный участок передан в доверительное управление, а затем в аренду физическому лицу. Поэтому налоговая инспекция правомерно отказала в применении ставки 0,3 % в отношении спорного участка правомерным.

Источник: Audit-it

Скачать публикацию PDF, 0.12 Mb

Поделиться

Фнс россии представлен обзор судебной практики по спорам, связанным с

    В обзоре приведены, в частности, следующие выводы, основанные на правовых позициях судов по рассматриваемым вопросам:

    • формулируя вывод о незаконности оспариваемого решения об отказе в госрегистрации, суд кассационной инстанции исходил из того, что указание в договоре аренды адреса, сведения о котором на дату составления договора содержались в ЕГРЮЛ и признаны недостоверными, не может расцениваться как представление документов, содержащих недостоверные сведения, поскольку данный договор был представлен при госрегистрации в целях подтверждения достоверности сообщаемых сведений о новом адресе ЮЛ, сведения о котором содержались в разделе 1 договора «Предмет договора». Суд кассационной инстанции отметил, что до внесения изменений в сведения об адресе, содержащиеся в ЕГРЮЛ, формально отсутствуют основания для указания обществом иного адреса;
    • непредставление регистрирующим органом доказательства того, что в поданном заявлении подлинность подписи заявителя удостоверена в нотариальном порядке либо электронные документы подписаны усиленной квалифицированной электронной подписью заявителя, явилось основанием для признания судами апелляционной и кассационной инстанций оспариваемого решения о госрегистрации незаконным;
    • суд обоснованно счел представленный передаточный акт содержащим недостоверную информацию относительно передаваемых прав и обязанностей в отношении всего имущества реорганизуемого лица, в связи с чем суд пришел к выводу о том, что у инспекции имелись законные основания для принятия решения об отказе в государственной регистрации юридического лица.

    Письмо ФНС России от 29.04.2021 № КВ-4-14/[email protected] «О направлении Обзора судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов № 1 (2021)»

    Источник: http://www.consultant.ru/

    Подписаться на журнал

    В обзоре приведены, в частности, следующие выводы, основанные на правовых позициях судов по рассматриваемым вопросам:

    • формулируя вывод о незаконности оспариваемого решения об отказе в госрегистрации, суд кассационной инстанции исходил из того, что указание в договоре аренды адреса, сведения о котором на дату составления договора содержались в ЕГРЮЛ и признаны недостоверными, не может расцениваться как представление документов, содержащих недостоверные сведения, поскольку данный договор был представлен при госрегистрации в целях подтверждения достоверности сообщаемых сведений о новом адресе ЮЛ, сведения о котором содержались в разделе 1 договора «Предмет договора». Суд кассационной инстанции отметил, что до внесения изменений в сведения об адресе, содержащиеся в ЕГРЮЛ, формально отсутствуют основания для указания обществом иного адреса;
    • непредставление регистрирующим органом доказательства того, что в поданном заявлении подлинность подписи заявителя удостоверена в нотариальном порядке либо электронные документы подписаны усиленной квалифицированной электронной подписью заявителя, явилось основанием для признания судами апелляционной и кассационной инстанций оспариваемого решения о госрегистрации незаконным;
    • суд обоснованно счел представленный передаточный акт содержащим недостоверную информацию относительно передаваемых прав и обязанностей в отношении всего имущества реорганизуемого лица, в связи с чем суд пришел к выводу о том, что у инспекции имелись законные основания для принятия решения об отказе в государственной регистрации юридического лица.

    Письмо ФНС России от 29.04.2021 № КВ-4-14/[email protected] «О направлении Обзора судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов № 1 (2021)»

    Источник: http://www.consultant.ru/

    Подписаться на журнал

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *