Изменение Уголовно-процессуального кодекса РФ с 1 октября 2022 года

Владимир Путин подписал изменения в УПК РФ (Федеральный закон от 30 декабря 2021 г. № 501-ФЗ), который определяет порядок проведения допроса, очной ставки и опознания посредством видео-конференц-связи (законопроект № 1184595-7). Напомним, что на стадии рассмотрения проекта в Госдуме предусматривалось закрепление в УПК порядка проведения только онлайн-допросов.

В Госдуму вновь внесен законопроект об онлайн-допросахАвторы поправок доработали проект закона, расширив круг допрашиваемых лиц и уточнив условия, при которых онлайн-допрос невозможен

Закон определяет полномочия следователя и дознавателя давать, соответственно, следователю, дознавателю или органу дознания в порядке, предусмотренном ст. 189.1 УПК, обязательное для исполнения письменное поручение об организации участия в следственном действии лица, чье участие признано необходимым.

В частности, в УПК внесена ст. 189.1, согласно ч. 1 которой следователь или дознаватель вправе провести допрос, очную ставку, опознание путем использования ВКС государственных органов, осуществляющих предварительное расследование, при наличии технической возможности по правилам ст. 164 и гл. 26 УПК с учетом особенностей, установленных ст. 189.1 Кодекса.

Так, в случае необходимости проведения допроса, очной ставки, опознания по ВКС следователь или дознаватель, которым поручено производство расследования, направляет следователю, дознавателю или в орган дознания по месту нахождения лица, участие которого необходимо, письменное поручение об организации его участия в следственном действии.

Протокол составляется с соблюдением требований УПК с учетом особенностей его подписания, установленных ст. 189.1 Кодекса, следователем или дознавателем, которым поручено производство расследования.

В протоколе указываются дата, время и место производства следственного действия по месту как составления протокола, так и нахождения лица, указанного в ч. 2 ст. 189.1 УПК.

Записи о разъяснении участникам следственного действия, находящимся вне места производства расследования, их прав, обязанностей, ответственности и порядка производства следственного действия, а также об оглашении им протокола удостоверяются подписями участников следственного действия, о чем у них берется подписка.

Отмечается, что в ходе следственных действий обязательно применение видеозаписи, материалы которой приобщаются к протоколу следственного действия.

При этом проведение допроса, очной ставки, опознания путем использования систем ВКС не допускается в случае возможности разглашения государственной или иной охраняемой федеральным законом тайны либо данных о лице, в отношении которого приняты меры безопасности.

В комментарии «АГ» управляющий партнер, адвокат АБ Criminal Defense Firm Алексей Новиков заметил, что изначально в законопроекте отсутствовало указание на полномочия должностного лица, уполномоченного в соответствии с УПК инициировать проведение допроса, очной ставки, опознания по ВКС, – т.е.

фактически этими полномочиями следователь и дознаватель наделялись исключительно в ст. 189.1 УПК. Однако ни в ст. 38 Кодекса, которая регламентирует полномочия следователя, ни в ст. 41, раскрывающей компетенцию дознавателя, о таких полномочиях не упоминалось, что вело к правовой неопределенности.

В данный момент эти пробелы устранены, заметил эксперт.

Что касается эффективности нового инструмента, здесь больше вопросов нежели ответов, считает Алексей Новиков: видео-конференц-связь уже не первый год используется при рассмотрении уголовных дел по существу, а также при продлении сроков содержания под стражей.

«Полученный опыт позволяет заключить, что технические средства связи, которые при этом используются, оставляют желать лучшего: постоянные обрывы, плохая слышимость и иные сопутствующие технические сбои вряд ли способствуют проведению того или иного следственного действия в нормальных условиях без потери качества», – пояснил он.

«Каким образом дистанционно будет предъявляться в соответствии со ст.

193 УПК для опознания документ или подпись в нем? Как опознающий будет определять опознаваемого по мельчайшим чертам лица или голосу? Способны ли технические средства, на приобретение которых потребуются существенные бюджетные вливания, обеспечить надлежащее качество? Думаю, нет. Современную аппаратуру можно встретить исключительно в центральных ведомствах, да и то не у каждого следователя или дознавателя», – отметил Алексей Новиков.

По его мнению, помимо перечисленных проблем наиболее остро стоит вопрос о соблюдении прав участников следственных действий с использованием ВКС. «Как усматривается из закона, обязательна только запись видеосвязи, т.е.

то, что происходит за объективами камер, будет скрыто от остальных участников следственного действия. В моей практике встречались случаи, когда свидетель обвинения давал правдивые, но невыгодные обвинению показания. В этот момент видео-конференц-связь прерывалась якобы по техническим причинам.

Уже на следующее заседание свидетель приходил “подготовленный”: четко и последовательно рассказывал исключительно то, что нужно гособвинителю, а вопросы стороны защиты отказывался даже понимать.

Будем надеяться на порядочность правоприменителей, однако уповать исключительно на нее, полагаю, не стоит – необходимо уже сейчас разрабатывать контрмеры для противодействия возможному нарушению прав доверителей», – полагает он.

Юрист АБ «ЗКС» Олег Востряков отметил, что редакция законопроекта, внесенного в Госдуму, наделяла дознавателя и следователя полномочиями на проведение с использованием ВКС только одного следственного действия – допроса и только из ограниченного числа участников уголовного судопроизводства: потерпевшего, свидетеля, специалиста, эксперта. Принятый закон позволяет дознавателю и следователю проводить не только допрос, но и очную ставку, и опознание, при этом указанные должностные лица не ограничены конкретным перечнем участников судопроизводства.

Кроме того, изменены особенности подписания протоколов следственных действий, проведенных с использованием ВКС: если ранее законодателем предлагалось наделить обязанностью составления и подписания протокола следственного действия следователя и дознавателя – исполнителя поручения, то в принятых поправках в УПК на исполнителя возложена обязанность удостоверить личность участника следственного действия, находящегося вне места производства предварительного расследования, разъяснить ему его права и обязанности, а после проведения следственного действия взять подписку, в то время как на инициатора поручения возложены основные функции – составление и оглашение протокола.

«Стоит отметить, что теперь следователь уполномочен давать обязательное для исполнения письменное поручение дознавателю, чего ранее нормами УПК не предусматривалось.

Кроме того, при проведении очной ставки с использованием ВКС исключается одна из основных целей указанного следственного действия – изучение взаимоотношений между допрашиваемыми лицами, поскольку при использовании ВКС лица не находятся в одном помещении, в связи с чем в ходе очной ставки могут скрыть свое эмоциональное состояние.

Также следователь или дознаватель не могут оценить психологическое состояние допрашиваемого лица и, как следствие, правдивость его показаний», – считает Олег Востряков.

Эксперт полагает, что проведение следователем или дознавателем следственных действий с применением ВКС может значительно уменьшить финансовые и временные затраты участников уголовного судопроизводства, поскольку последним не придется преодолевать значительные расстояния для участия в следственных действиях. Вместе с тем принятые изменения позволяют сократить сроки расследования лишь по некоторым составам преступления, поскольку для установления всех обстоятельств уголовного дела необходимо проведение комплекса ОРМ, следственных действий и ряда судебных экспертиз, что требует значительных временных затрат.

Судопроизводство в рамках разумного

Госдума приняла в первом чтении поправки к Уголовно-процессуальному кодексу (УПК), определяющие сроки разумного уголовного судопроизводства.

Действующие нормы закона позволяют не включать в них периоды, порой исчисляющиеся годами, которые проходят от подачи заявления о преступлении до возбуждения уголовного дела.

Сам законопроект был разработан на основе решения Конституционного суда (КС), рассмотревшего жалобу мужчины из Коми, почти девять лет ждавшего правосудия. Эксперты полагают, что поправки помогут потерпевшим отстаивать свои права.

Рассмотренный во вторник депутатами законопроект о внесении поправок в ст. 6.1 УПК «Разумный срок уголовного судопроизводства» был подготовлен на основании решения КС, вынесенного еще летом прошлого года, в котором законодателям предлагалось скорректировать содержащиеся в ней нормы. Поводом стало обращение в КС жителя Республики Коми.

Он еще летом 2009 года написал заявление о преступлении, но уголовное дело было возбуждено только через шесть лет. Закончилось же все вынесением обвинительного приговора. Мужчина посчитал, что было нарушено его право на уголовное судопроизводство в разумный срок, подав в суды соответствующие иски с требованием компенсации.

Правда, при этом он натолкнулся на отказ — суды посчитали, что сам срок судопроизводства исчисляется не с момента подачи заявления, а со дня, когда было начато расследование, и его признания потерпевшим.

Разница была весьма существенной — с обращения в правоохранительные органы до вступления приговора в законную силу прошло почти девять лет, а судопроизводство продолжалось, как посчитали власти, немногим более двух лет, из которых девять месяцев приходилось непосредственно на предварительное следствие.

В КС пришли к выводу, что закрепленные в УПК нормы исчисления сроков разумного судопроизводства в первую очередь защищают права подозреваемых и обвиняемых, тогда как защита прав жертв преступных проявлений при затягивании судопроизводства крайне затруднена.

Суд особо указал, что потерпевший становится таковым, именно когда ему был причинен вред, а не в тот момент, когда это процессуально оформил следователь или дознаватель. Потому КС признал не соответствующей основному закону страны норму УПК, позволяющую не учитывать в сроке разумного судопроизводства временной промежуток между подачей заявления и возбуждением дела в случае, если все завершилось обвинительным приговором.

Советник Федеральной палаты адвокатов России Евгений Рубинштейн пояснил “Ъ”, что за последний год КС несколько раз проверял конституционность ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ.

Читайте также:  Декретный отпуск и детские пособия на бабушку: сроки и размеры выплаты, особенности и правила оформления, порядок начисления, необходимые документы

«Сначала было признано неконституционным то, что эта норма не учитывала при определении разумного срока период со дня подачи потерпевшим заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела в случаях, когда производство по данному делу завершилось постановлением обвинительного приговора, а затем, что эта норма не учитывала период с подачи заявления и до возбуждения дела в случаях, когда производство по нему было прекращено в связи со смертью»,— сообщил господин Рубинштейн. Он отметил, что каждый раз суд предписывал внести изменения в УПК РФ. «В результате исчисление разумного срока уголовного судопроизводства должно начинаться с конкретного юридического факта — подачи заявления о преступлении»,— заявил Евгений Рубинштейн, отметив, что данная формулировка должна заменить размытое понятие «с момента начала уголовного преследования». «Между тем вряд ли можно надеяться на то, что предлагаемые изменения повлияют на сокращение сроков так называемых доследственных проверок»,— считает эксперт. Он убежден, что причины неоправданно затянутых сроков кроются в «архаичной структуре» самого возбуждения уголовного дела и негативном отношении к его прекращению.

Между тем адвокат Марина Ярош заявила “Ъ”, что изменения в законодательстве могут положительно повлиять как на расследование уголовных дел, так и на проведение проверок.

«По закону на проверку и принятие процессуального решения у нас дается до 30 дней, но реально это длится месяцами»,— пояснила она, особо отметив, что результаты этих проверок могут как использовать для возбуждения дела, так и положить под сукно.

«Если поправки примут, последнее сделать будет сложно, так как появится возможность обжаловать в суде действия следствия как нарушение сроков разумного судопроизводства»,— считает госпожа Ярош. Она отметила, что ранее суды постоянно отказывали в таких жалобах, но надеется, что скоро «будут обращать на них внимание».

В свою очередь, общественный представитель бизнес-омбудсмена адвокат Дмитрий Григориади заявил “Ъ”, что решения КС и поправки депутатов Госдумы «крайне позитивны». «У меня в практике было много случаев с бесконечными доследственными проверками, которые позволяли кошмарить бизнес»,— сообщил представитель Бориса Титова, отметив, что «такая карусель продолжается уже 15 лет». «Теперь у нас будет почва для дальнейших действий»,— уверен господин Григориади.

Сергей Сергеев

Уголовно-процессуальный кодекс больше не дадут править чаще раза в год

  • Заместитель председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Елена Мизулина предлагает внести поправки в уголовно-процессуальное законодательство РФ. 
  • — Мы предлагаем подготовить законопроект, устанавливающий особый порядок внесения изменений в Уголовно-процессуальный кодекс, предусмотрев в том числе периодичность принятия таких законов не более одного в год с установлением единой даты его вступления в силу, внесение изменений в УПК РФ на основании отдельного закона и запрет включения положений об изменении кодекса в тексты федеральных законов, изменяющих другие законодательные акты Российской Федерации, — рассказала сенатор.
  • Вопрос о законопроекте будет обсуждаться 22 апреля в Совете Федерации, где Елена Мизулина проведет парламентские слушания на тему «Уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации: состояние и перспективы».

В мероприятии примут участие представители федеральных и региональных органов государственной власти, Министерства внутренних дел РФ, Генеральной прокуратуры РФ, Гильдии российских адвокатов, общественных организаций и учебных заведений. Участники слушаний рассмотрят актуальные вопросы совершенствования уголовно-процессуального законодательства РФ.

— В декабре 2016 года исполняется 15 лет со дня принятия действующего УПК РФ, рассказала инициатор слушаний сенатор Елена Мизулина. — Поэтому вполне резонно, что мы должны подвести некие итоги. Понять, к каким результатам привела та процессуальная реформа уголовного правосудия, которая была запущена в начале 2000-х.

По словам сенатора, 15-летний опыт применения УПК РФ позволяет начать обсуждение дальнейших перспектив развития процессуальной реформы 2001 года.

В проекте рекомендаций парламентских слушаний (есть в распоряжении «Известий») говорится о том, что анализ судебной практики позволяет сделать вывод: от обвинительного уклона в сфере уголовного правосудия так и не удалось избавиться. Доля оправдательных приговоров остается невысокой. Если в 2002 году доля оправданных составляла 1% от общего числа подсудимых, то в 2014 году даже эта малая цифра снизилась вдвое и составила 0,5%.

Одновременно обращает на себя внимание тот факт, что почти каждое четвертое дело в 2014–2015 годах было прекращено судом. Более половины дел рассмотрено судом в особом порядке, то есть без проведения судебного разбирательства. Принятие судом решений в ходе досудебного производства нередко носит формальный характер.

Так, по данным 2014 года, суды отказали в удовлетворении ходатайства о контроле и записи телефонных переговоров лишь в 0,08% случаев. Удовлетворяется 98% ходатайств о продлении срока содержания под стражей. Как и 10 лет назад, удовлетворяется более 90% ходатайств об избрании в виде меры пресечения заключения под стражу.

Сегодня, признает сенатор Мизулина, в первую очередь страдает доверие к правосудию.

— Мы имеем дело с парадоксальной ситуацией. Доверие к судам, как и ко всей машине уголовного правосудия: следствию, прокуратуре — основано на вере людей в законность, обоснованность, справедливость судебных решений. Число обращений в суды за последнее время выросло в разы.

А это — один из показателей того, что люди верят в то, что с помощью суда можно добиться справедливости. При этом жалоб на решения судов тоже меньше не становится. В начале 1990-х годов примерно половина обращений в мою депутатскую приемную касалась жалоб на деятельность следственных и судебных органов. Это было объяснимо. Что вы хотите — 1990-е, нестабильность, неразбериха.

Беда в том, что и сегодня число подобных обращений сохранилось на том же уровне! — сетует сенатор.

— Обращает на себя внимание нестабильность отдельных положений процессуального закона, — продолжает Елена Мизулина. — С момента введения в действие Уголовно-процессуального кодекса принят 191 федеральный закон о внесении изменений в УПК РФ. 40% из них связаны с внесением изменений в правила о подсудности и подследственности уголовных дел.

Динамика вносимых изменений в отдельные годы (например, в 2013, 2014 годах) доходит до 2–3 законов в месяц. Необходимо отметить, что эти изменения не всегда обоснованы. Иногда они приводят к нарушению внутренней логики кодекса, вносят терминологическую неопределенность и путаницу.

Складывается впечатление, что поправки являются не результатом согласованной позиции всех основных участников уголовного судопроизводства, а обусловлены исключительно пробивными способностями отдельных представителей ведомств, проталкивающих те изменения, которые удобны именно данному ведомству без учета их последствий для решения задач уголовного правосудия в целом.

Такая нестабильность основного процессуального закона отрицательно сказывается на правоприменительной практике.

Адвокат Генрих Падва согласен с тем, что в российском Уголовно-процессуальном кодексе очень много огрехов, которые нужно исправить.

— В уголовно-процессуальном законодательстве всё должно быть более подвижным, —считает он, — А вообще в Уголовно-процессуальном кодексе много огрехов, нужно еще раз внести все изменения в эту систему и не трогать ее годами, а не так, как у нас обычно бывает.

Шестимесячный срок для подачи кассационных жалоб на приговор: как применяются новые правила

В феврале 2021 года вступили в силу поправки в УПК РФ, которые ввели шестимесячный срок для подачи кассационных жалоб на приговоры в порядке сплошной кассации.

В России действует два порядка кассационного рассмотрения: сплошная кассация и выборочная кассация. При выборочной кассации есть фильтр в виде судьи, который единолично без вызова сторон изучает жалобу и определяет, передавать ли её для рассмотрения по существу.

Разумеется, такой фильтр существенно снижает процент удовлетворения кассационных жалоб.

При сплошной кассации такого фильтра нет, и если жалоба оформлена правильно – она в любом случае будет рассмотрена по существу непосредственно в судебном заседании с участием осуждённого и его адвоката-защитника.

Разберёмся, как к этим разным порядкам применяются новые правила о 6-месячном сроке. Для этого нужно определить, когда приговор вступил в законную силу.

Если приговор вступил в силу до 1 октября 2019 года – правило о 6 месяцах не действует, так как приговор в любом случае обжалуется исключительно в порядке выборочной кассации (для неё срок по-прежнему не установлен).

Если ранее приговор не обжаловался в кассационном порядке (например, в президиум регионального суда) – кассационная жалоба подаётся вместе с приложенными к ней копиями судебных актов непосредственно в кассационный суд общей юрисдикции или Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ (в зависимости от «ступени» предыдущего обжалования).

Если приговор вступил в силу в период с 1 октября 2019 года по 24 февраля 2021 года и ещё не обжаловался в кассацию – он может быть обжалован в порядке сплошной кассации в течение 6 месяцев, которые отсчитываются с жёстко установленной даты – 24 февраля 2021 года.

Кассационная жалоба подаётся через суд первой инстанции, копии судебных актов к ней можно не прикладывать, так как жалоба вместе со всеми материалами дела (в которых, разумеется, есть и приговор, и апелляционное определение/постановление) направляется судом первой инстанции в кассационный суд общей юрисдикции или Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ.

Если 6-месячный срок для таких приговоров будет пропущен – приговор можно будет обжаловать по правилам выборочной кассации.

Если приговор вступил в силу после 24 февраля 2021 года – кассационная жалоба в порядке сплошной кассации может быть подана в течение 6 месяцев с даты вступления приговора в силу. При пропуске этого срока кассационная жалоба может быть подана только в порядке выборочной кассации.

Кроме того, эти поправки влияют и на подачу жалобы в ЕСПЧ. Раньше жалоба в ЕСПЧ по нарушениям, связанным с рассмотрением уголовного дела по существу и вынесением приговора, подавалась в течение 6 месяцев после прохождения апелляции.

После февральских поправок в УПК РФ Европейский Суд по правам человека ещё не высказал позицию о том, считает ли он новую кассацию, ограниченную 6-месячным сроком, той инстанцией, которую надо обязательно проходить перед подачей жалобы в ЕСПЧ.

Читайте также:  Кто из российских пенсионеров получит единовременную выплату к празднику

Однако ЕСПЧ может это сделать в последующем, и такой риск достаточно велик.

С учётом этого я бы рекомендовал тем, кто раздумывает о подаче жалобы в ЕСПЧ, подстраховываться следующим образом: оперативно исчерпывать сплошную кассацию, параллельно готовя жалобу в ЕСПЧ, а жалобу в Европейский суд по правам человека подавать уже после сплошной кассации, держа в уме шесть месяцев с апелляционного рассмотрения.

Подробнее о подаче жалоб в кассационные суды общей юрисдикции вы можете прочитать здесь, а о подаче жалоб в ЕСПЧ – здесь.

Закон о фейках 2022 г. об ответственности за дискредитацию армии (Вооруженных сил) и фейки о госорганов РФ — Поправки в статьи УК РФ и КоАП РФ

«Закон о фейках» — неофициальное название 4-х федеральных законов о внесении поправок в УК РФ и КоАП РФ.Текст «Закона о фейках» 2022 года в актуальной редакции:Статья 207.3 УК РФ.

Публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооруженных Сил Российской Федерации, исполнении государственными органами Российской Федерации своих полномочий 1.

Публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации, содержащей данные об использовании Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности, а равно содержащей данные об исполнении государственными органами Российской Федерации своих полномочий за пределами территории Российской Федерации в указанных целях, — наказывается штрафом в размере от семисот тысяч до полутора миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до восемнадцати месяцев, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок. 2. То же деяние, совершенное: а) лицом с использованием своего служебного положения; б) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; в) с искусственным созданием доказательств обвинения; г) из корыстных побуждений; д) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, — наказывается штрафом в размере от трех миллионов до пяти миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до пяти лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет. 3. Деяния, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, если они повлекли тяжкие последствия, — наказываются лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет.

Статья 280.3 УК РФ. Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности или исполнения государственными органами Российской Федерации своих полномочий в указанных целях

1. Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности, в том числе публичные призывы к воспрепятствованию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в указанных целях, а равно направленные на дискредитацию исполнения государственными органами Российской Федерации своих полномочий за пределами территории Российской Федерации в указанных целях, совершенные лицом после его привлечения к административной ответственности за аналогичное деяние в течение одного года, — наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на тот же срок. 2. Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности, в том числе публичные призывы к воспрепятствованию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в указанных целях, а равно направленные на дискредитацию исполнения государственными органами Российской Федерации своих полномочий за пределами территории Российской Федерации в указанных целях, повлекшие смерть по неосторожности и (или) причинение вреда здоровью граждан, имуществу, массовые нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности либо создавшие помехи функционированию или прекращение функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи, — наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до пяти лет либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на тот же срок. Статья 20.3.3 КоАП РФ. Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности или исполнения государственными органами Российской Федерации своих полномочий в указанных целях 1. Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности, в том числе публичные призывы к воспрепятствованию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в указанных целях, а равно направленные на дискредитацию исполнения государственными органами Российской Федерации своих полномочий за пределами территории Российской Федерации в указанных целях, если эти действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния, — влекут наложение административного штрафа на граждан в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на должностных лиц — от ста тысяч до двухсот тысяч рублей; на юридических лиц — от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей. 2. Те же действия, сопровождающиеся призывами к проведению несанкционированных публичных мероприятий, а равно создающие угрозу причинения вреда жизни и (или) здоровью граждан, имуществу, угрозу массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности либо угрозу создания помех функционированию или прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи, если эти действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния, — влекут наложение административного штрафа на граждан в размере от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей; на должностных лиц — от двухсот тысяч до трехсот тысяч рублей; на юридических лиц — от пятисот тысяч до одного миллиона рублей.Полный текст «Закона о фейках» 2022 года — текст 4-х федеральных законов о внесении поправок в УК РФ и КоАП РФ:Федеральный закон от 4 марта 2022 г. № 32-ФЗ “О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статьи 31 и 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”Принят Государственной Думой 4 марта 2022 годаОдобрен Советом Федерации 4 марта 2022 года Статья 1

Внести в Уголовный кодекс Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, N 25, ст. 2954) следующие изменения:

1) дополнить статьей 207.3 следующего содержания:

Статья 207.3. Публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооруженных Сил Российской Федерации

1. Публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации, содержащей данные об использовании Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности, —

наказывается штрафом в размере от семисот тысяч до полутора миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до восемнадцати месяцев, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок. 2. То же деяние, совершенное: а) лицом с использованием своего служебного положения; б) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; в) с искусственным созданием доказательств обвинения; г) из корыстных побуждений; д) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, — наказывается штрафом в размере от трех миллионов до пяти миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до пяти лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет. 3. Деяния, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, если они повлекли тяжкие последствия, — наказываются лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет.; 2) дополнить статьей 280.3 следующего содержания:

Читайте также:  Как заполнить поле 101 в платежном поручении 2021

Статья 280.3. Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности

1. Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности, в том числе публичные призывы к воспрепятствованию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в указанных целях, совершенные лицом после его привлечения к административной ответственности за аналогичное деяние в течение одного года, —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на тот же срок.

2. Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности, в том числе публичные призывы к воспрепятствованию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в указанных целях, повлекшие смерть по неосторожности и (или) причинение вреда здоровью граждан, имуществу, массовые нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности либо создавшие помехи функционированию или прекращение функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи, — наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до пяти лет либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на тот же срок.; 3) главу 29 дополнить статьей 284.2 следующего содержания:

Статья 284.2. Призывы к введению мер ограничительного характера в отношении Российской Федерации, граждан Российской Федерации или российских юридических лиц

Призывы к осуществлению иностранным государством, государственным объединением и (или) союзом и (или) государственным (межгосударственным) учреждением иностранного государства или государственного объединения и (или) союза мер ограничительного характера, выражающихся во введении или в продлении политических или экономических санкций в отношении Российской Федерации, граждан Российской Федерации либо российских юридических лиц, совершенные гражданином Российской Федерации после его привлечения к административной ответственности за аналогичное деяние в течение одного года, —

наказываются штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет со штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года либо без такового. Статья 2 Внести в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, N 52, ст. 4921) следующие изменения: 1) часть первую статьи 31 после слов «207.2 частью первой,» дополнить словами «207.3 частью первой,», после слов «274 частью первой,» дополнить словами «280.3 частью первой, 284.2,»; 2) в части второй статьи 151: а) подпункт «а» пункта 1 после цифр «207.2,» дополнить цифрами «207.3,», после цифр «279,» дополнить цифрами «280.3,», после цифр «284.1,» дополнить цифрами «284.2,»; б) в пункте 2 цифры «275 — 281» заменить цифрами «275 — 280.2, 281»; в) пункт 3 после цифр «272 — 274,» дополнить цифрами «280.3,». Статья 3 Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования. Президент Российской Федерации В. Путин Москва, Кремль 4 марта 2022 года

N 32-ФЗ

Новеллы и особенности новой "кассации" по уголовным делам с октября 2019 года

С 1 октября 2019 года на территории РФ начали действовать новые апелляционные и кассационные суды. Уголовно-процессуальный кодекс  РФ  в части регулирования кассационного производства претерпел значительные изменения закрепленные в главе 48.1 закона.

  • Которые касаются как порядка подачи кассационных жалоб, так и последующих действий суда, связанных с их рассмотрением. 
  • Первой особенностью стало то, что теперь кассационные жалобы подаются через суд 1- инстанции рассматривавший уголовное дело, в адрес того кассационного суда, рассмотрение жалобы которому подсудно.
  • При этом в качестве новеллы  законодательно закреплено  к кассационной жалобе могут приобщаться новые документы и доказательства, и суд кассационной инстанции не может отказать в их принятии и рассмотрении. 
  • К кассационной жалобе необходимо приобщать заверенные надлежащим образом  копии оспариваемых  судебных актов, хотя это выглядит не совсем логично так как материалы дела направляются вместе с жалобой в суд кассационной инстанции. 
  • Приложение копий жалобы по числу участников не требуется, суд будет самостоятельно рассылать их сторонам, с правом представления возражений на жалобы.
  • Правом подачи кассационной жалобы теперь фактически наделено любое лицо чьи права и законные интересы затрагивает оспариваемый судебный акт (акты).
  • К примеру сейчас этим правом стал наделен орган Уголовно исполнительной инспекции.
  • Но в целом перечень стал открытым.
  • Однако суд может отказать в принятии кассационной жалобы по основанию что в ней отсутствует указание на существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона ставшие основанием для неправильного вынесения оспариваемого  судебного акта, либо невыполнение или несоблюдение принятого соглашения о сотрудничестве. 
  • Последнее основание стало новацией, но связанной с дополнительным основанием ухудшения положения осужденного, правда как и раньше срок подачи жалобы (представления) способного повлечь ухудшения положения лица составляет 1 год.

Давайте рассмотрим один из примеров возможного основания для непринятия жалобы. Осужденный Д. подает кассационную жалобу указывая, что суд незаконно назначил ему суровое наказание и просит его смягчить. Да из текста жалобы нельзя понять какие существенные нарушения закона повлиявшие на правильность принятого судебного акта имели место. 

Выход из ситуации: Указать что суд неправильно применил положения общей части уголовного кодекса РФ, что вызвало нарушение общих правил назначения наказания предусмотренных ст. 60 УК РФ, и не дал полной оценки возможности применения ст. 73 УК РФ. 

  1. Для адвокатов при подаче жалобы достаточно приобщения ордера.
  2. Факт участия в заседаниях судах, в которых были приняты судебные акты, не является обязательным условием. 
  3. Во-вторых, отсутствует условие обязательного апелляционного обжалования судебного акта предшествующего подаче кассационной жалобы.
  4. Это немаловажное условие, которое раньше могло затянуть сроки судебной защиты, при пропуске стадии апелляционного обжалования.

В-третьих, ст. 401.17 УПК РФ прямо вводит запрет на повторное рассмотрение дел судом кассационной инстанции. Т.е. если жалоба лица уже рассматривалась судом кассационной инстанции, повторная подачи жалобы тем же лицом, по тому же делу уже невозможна, за исключением случая когда в суд кассационной инстанции отменял обжалуемые судебные акты и направлял дело на новое рассмотрение. 

В- четвертых, указания кассационного суда выраженные им в итоговом судебном акте обязательны для нижестоящих судов и прокуроров.

При этом у кассационных судов появилось новое право возвращать уголовное дело прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. 

Также стоит освятить немаловажный вопрос участия сторон в заседании суда кассационной инстанции.

Судья самостоятельно определяет форму участия осужденного в судебном заседании. В связи с экстерриториальным принципом размещения кассационных судов, думаю будет ставиться вопрос об участии защитников и иных участвующих лиц в заседании с использованием видеоконференцсвязи через суд 1-й инстанции.

  • Однако сейчас такие возможности отсутствуют, в связи с чем возможно будет только очное участия с явкой в зал судебного заседания.
  • Допускаю, что в некоторых случаях защитник сможет участвовать совместно с осужденным из исправительного учреждения.
  • Кроме того, в органах прокуратуры созданы специальные кассационные отделы под каждый из кассационных судов.
  • При этом имеется указание подавать письменные возражения на каждую из поступивших кассационных жалоб.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *